Владимир Кузнецов: «Юридические компании должны создавать только юристы»

Владимир Кузнецов: «Юридические компании должны создавать только юристы»

Владимир Кузнецов: «Юридические компании должны создавать только юристы»

В рамках «Столыпин-форума» председатель Общероссийского профсоюза медиаторов и вице-президент Ассоциации юристов и юридических компаний по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов рассказал «Русбанкроту» о внутренних проблемах медиации, недостатках законодательной базы для бизнеса и актуальных вопросах, связанных с единственным жильем должника и созданием юридических компаний людьми без соответствующего образования.


Как вы считаете, нужно ли ввести закон, по которому юридические компании на территории РФ смогут создавать только юристы?

В.К.: Я считаю, что это обязательно. К сожалению, сегодня сфера юридических услуг является одной из самых мошеннических по количеству тех, кто не имея ни знаний, ни опыта создает компании и собирает деньги с потенциальных клиентов. Затем они скрываются, сменив директора-участника.

Этот вопрос нужно решать на законодательном уровне. Как минимум руководителем юридических компаний должен быть только юрист, человек с подтвержденным юридическим образованием. Для учредителей думаю, что это требование необязательно. Но, наверное, юристы должны быть кем-то из соучредителей.

Вы являетесь Председателем Общероссийского профсоюза медиаторов. Есть ли проблемы у самих медиаторов и как они решаются?

В.К.: У медиаторов, конечно, есть проблемы. Основные из них – это разрозненность медиаторского сообщества и отсутствие общих критериев подхода к тем или иным спорам.

В результате этого в чатах, где сидят только медиаторы, вероятность того, что спор может перейти на личности, крайне высока. Это не совсем профессионально.

Задача Профсоюза – сплотить медиаторское сообщество, защитить его и сделать так, чтобы медиация была востребована.

Сейчас большинство медиаторов зарабатывают только на обучении медиации. Мы хотим, чтобы медиация была действительно эффективным, часто используемым инструментом по досудебному разрешению споров.

После трагедии в Кемеровской области многие депутаты стали говорить об отмене моратория на смертную казнь для педофилов. Что думаете по этому поводу?

В.К.: Вопрос смертной казни является неоднозначным. Вне зависимости от тяжести преступления нужно учитывать, что слишком высока вероятность судебной ошибки.

Если смертная казнь будет введена, она может стать инструментом устрашения. Будут возбуждаться дела по сфабрикованным обстоятельствам, могут начать гибнуть невинные люди. Сейчас, пока нет смертной казни, у человека хотя бы есть надежда, что его оправдают. Если же будет смертная казнь, у него может не хватить на это времени.

Как вы считаете, станет ли прецедент об изъятии единственного жилья у должника устоявшимся правилом?

В.К.: Здесь не должно быть никакой категоричности. Нужно очень взвешенно подходить к этому вопросу и если должник приобрел жилье незадолго до введения процедуры банкротства, то конечно эта сделка должна попадать в категорию тех, к которым нужно особенное внимание. Возможно, такое жилье может попадать в конкурсную массу.

Однако это не должно быть общим правилом. Такие вопросы нужно тщательно разбирать в суде. Если мы оставим кого-то без места проживания, это станет негативным элементов в российской системе.

Другое дело замена роскошного жилья на более экономичное. Я считаю, что если единственное жилье – это дом 1000 квадратных метров, то конечно квартира 100 квадратных метров, которая может быть по цене значительно меньше, будет эффективной заменой. При условии, что этот дом можно действительно продать, а не просто отобрать у должника.

К единственному жилью нужно подходить гибко.

У роскошного жилья должны быть оценки – какое жилье признается роскошным? Не из прямого соответствия, что мы даем 18 метров на одного проживающего человека. Нужно учитывать либо рыночную стоимость, либо еще какие-то критерии. Тогда возможна замена на более экономичный вариант.

Сейчас правительство продлевает мораторий на проверки для МСП на 2022 год, нужно ли продление моратория на банкротства?

В.К.: Если мораторий на банкротства будет и далее продлеваться, это спровоцирует часть предпринимателей на злоупотребления. Зная, что их не могут обанкротить, они будут совершать противоправные сделки, которые не могут быть оспорены в силу того, что компания не находится в процедуре банкротства.

Искусственное регулирование государством тех или иных правоотношений, как правило, приводит к перекосу общества. Многие решения принимаются так, как считает власть, без мнения реального бизнес-сообщества. Формальные отписки бизнеса о том, что они не возражают, к сожалению, не отражают реального положения вещей.

Какие законодательные изменения требуются России для улучшения ситуации с бизнесом?

В.К.: Самое главное, что должно быть – это уверенность в праве собственности. К примеру, ситуация в Ростове-на-Дону с предпринимателями. У них было право собственности на объекты, которые они поставили для торговли, а сейчас у них это право забирают. Считаю, что такого быть не должно.

Второй важный момент, на который нужно обратить внимание – приведение налоговой системы РФ к единой системе координат. Когда существует большое количество режимов налогообложения, это провоцирует людей на нарушения. Мы ставим предпринимателей в неравные условия. Например, отечественный производитель будет на общей системе налогообложения, а тот, кто возит китайскую обувь, останется на упрощенке. Мы ставим их в неравные условия и таким образом подрываем экономическую эффективность своих же собственных производителей. 

Я считаю, что все должны быть в общей системе – либо все платят НДС, либо все не платят НДС.

Останется лишь определить размер ставки налогов в зависимости от вида деятельности, а не от объемов бизнеса. Сейчас все сделано для того, чтобы малый бизнес не рос. Микробизнес редко становится малым, малый редко становится средним, средний – крупным. Крупный, почему-то только в нашей стране, практически не экспортирует свою продукцию. Потому что для этого нет условий. Все преграды, которые сейчас стоят, мешают бизнесу эффективно расти и экспортировать. Над этим нужно хорошенько подумать.

Что нужно бизнесу, к примеру, Сергея Миронова, чтобы он стал вторым «Макдоналдсом»?

В.К.: Для этого государство может использовать какой-нибудь маневр. Например, если предприниматель открывает предприятие в другой стране, но пользуется сырьем, экспортируемым из России, то должны быть преференции.

Какого рода преференция? Это вопрос существенной дискуссии. Мы не должны давать ему существенные налоговые поблажки, но мы можем дать ему иные льготы. К примеру, чтобы предприниматель пользовался господдержкой в рекламе, и это будет важно. Когда считают основные затраты бизнеса, то основные из них приходятся либо на аренду, либо на рекламу, либо на фонд заработной платы. Если будет господдержка в виде рекламы тому, кто действительно создает большую экономическую активность, это будет очень хорошо. К тому же это станет поддержкой имиджа России на внешних рынках и повысит реальный рейтинг бизнеса в стране.



24.09.2021

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook