Эксперты предложили заменить ликвидацию санацией

Эксперты предложили заменить ликвидацию санацией

Эксперты предложили заменить ликвидацию санацией

В рамках II Ежегодной конференции «Привлечение к субсидиарной ответственности при банкротстве. Закон, тренды и практика», проходившей в Zoom, участники мероприятия обсудили проблемы субсидиарки и процедуры банкротства в целом. В частности, речь пошла об ужесточении ответственности директоров и учредителей и организаций, а также самого юридического сообщества.


Модератором выступил Владимир Кузнецов, вице-президент Ассоциации юристов и юридических компаний по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству, член генерального совета «Деловой России», руководитель рабочей группы по совершенствованию процедур банкротства. Спикер заявил, что направленность банкротства необходимо заменить с ликвидационного на восстановительное.

«Наблюдение и внешнее управление нужно заменить санацией. Причем решение о ней нужно принимать не более чем за 1,5 месяца с момента подачи заявления. Если плана санации нет, переход к конкурсному производству», – сообщил Владимир Кузнецов.

При этом эксперт отметил, что конкурсное производство должно быть максимально быстрым. Владимир Кузнецов также видит смысл в привлечении к процедуре внешнего санатора и медиатора, который помог бы найти приемлемое решение для кредиторов с противоположными интересами. Также следует дать больше полномочий арбитражным управляющим, подключить их к системе электронного документооборота.

Исполнительный директор службы финансово-экономической информации АО «Интерфакс», руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин отметил, что кредиторам не нравится тенденция, при которой множество должников уходят в банкротство без активов. Именно по этой причине кредиторы активно налегают на субсидиарную ответственность. Однако это не единственный механизм, есть еще оспаривание сделок.

«Пока что мы не достигли апогея привлечения к субсидиарной ответственности, кредиторы и суды и дальше будут пытаться привлечь всех, кто причастен к недостатку активов. Неважно юрист это или бухгалтер», – добавил Алексей Юхин.

Спикер пояснил, что для привлечения юриста к субсидиарной ответственности понадобятся более убедительные доказательства – к примеру, что он непосредственно разрабатывал схему, участвовал в выведении активов. При этом Юхин полагает, что субсидиарка может сделать процедуру банкротства чуть более добросовестной.

Сейчас процедура субсидиарной ответственности не до конца доработана – она действует всю жизнь должника. Юхин отметил, что банкротство в России достаточно молодая процедура, ей всего 5 лет (в сравнении с другими странами, где метод используется 50-100 лет), а потому все будет постепенно регулироваться. Эксперт полагает, что где-то через 3-5 лет общество придет к тому, как именно стоит регулировать субсидиарную ответственность.

Сопредседатель московского Совета Союза СРО АУ «Стратегия» и управляющий партнер группы компаний «Лагода & Лагода», арбитражный управляющий Максим Лагода отметил, что сейчас жизнь протекает в режиме правовой неопределенности, ни на что нет универсального ответа. При этом эксперт отметил, что редко какая процедура банкротства заканчивается без субсидиарки для контролирующих должника лиц.

«Советую начинать бизнес в формате ИП, там можно выбрать упрощенный режим системы налогообложения. Лимиты достаточно высокие на выручку и, по сути, не нужно ничего придумывать, чтобы заработанные деньги выводить в наличные», – рассказал Максим Лагода.

Модератор конференции Владимир Кузнецов ответил эксперту, что он, напротив, отговаривает клиентов от ИП, поскольку крупный бизнес не хочет работать с подобным форматом. Это касается и банков – в них существуют негласные правила по некоторому ущемлению деятельности ИП. Если же рассматривать налоговую, то она видит сделки с ИП в качестве механизма откэшивания денег.

Максим Лагода согласился, что крупные компании не считают зазорным обижать своих ИП-контрагентов и не оплачивают их контракты. Поэтому причиной их банкротств часто становятся именно неудачные отношения с крупным бизнесом.

«Вне тендерной истории стоит много раз подумать, стоит ли общаться с крупным бизнесом», – подытожил Лагода.

Арбитражный управляющий Андрей Шафранов сообщил, что прежде банкротство использовалось в качестве реорганизации бизнеса. Дело в том, что раньше не было действенной субсидиарной ответственности – компании просто закрывали и переводили их на другой бизнес. Шафранов отметил, что в итоге положение ужесточили, гайки перекручены.

Теперь к субсидиарке привлекают, в том числе, и юристов. Как, например юрист Татьяна Вотинова, которая получила субсидиарку, или дело Кириенко, где к ответственности привлекли налогового консультанта. Были случаи и привлечения финансовго консультанта, а также специалиста, оказывающего услуги по договору.

Адвокат и партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Наталья Васильева добавила, что несколько лет назад субсидиарка практически не использовалась, но сейчас все изменилось. Однако чтобы отнести юриста к КДЛ, он должен оказывать значительное влияние на деятельность должника.

«Юрист становится КДЛ тогда, когда он прекращает быть юристом, а внедряется в органы управления должником, определяя его действие», – сообщила Васильева.

Эксперт также добавила, что всего она нашла 9 подобных дел – 4 рассмотрены по существу и везде отказано, 2 прекратили из-за мирового соглашения и 3 в процессе рассмотрения.



15.12.2020



Возврат к спискуНовости



Поделиться в соцсетях:




Cackle