Банкротство не освободило предпринимателя от обязательств

Банкротство не освободило предпринимателя от обязательств

Банкротство не освободило предпринимателя от обязательств

Индивидуальный предприниматель В.А. Киселев, бывший также владельцем и директором компании «Строймаркет» на Урале, стал банкротом по иску ««Райффайзенбанка» еще в 2016 году (дело №А60-39407/2015). Потом постепенно шла процедура конкурсного производства. За три года с имущественными правами все инстанции практически разобрались, права требования к гражданину В.В. Веккесеру на 11,7 млн руб. продали с молотка за 320 тыс. руб., можно было освобождать ответчика от обязательств перед кредиторами. Однако на принятое решение первичной инстанции (АС Свердловской области) поступила апелляционная жалоба от «Сбербанка» (одного из кредиторов).


Представители банков («Сбербанк» и «Райффайзенбанк») обратились в суд с просьбой не освобождать В.А. Киселева от обязательств. Как же так? Разве граждане банкротятся не для того, чтобы избавиться от непосильного бремени? Конечно, но только если гражданину грозит «долговая яма». Стоит вспомнить и о правах тех, кто предоставил ему кредиты. Особенно если действия человека явно свидетельствуют о злоупотреблении правами и недобросовестном поведении.

В истории с В.А. Киселевым все оказалось именно так. Что именно он делал?

Во-первых, предоставлял недостоверные сведения, когда получал кредиты. Взял, к примеру, в сентябре в сентябре 2014 года кредит в банке «Интеза» (17 млн руб. долга), потом в октябре овердрафт в «Промсвязьбанке» (14,7 млн руб. долга), потом в «Сбербанке». А после всего ликвидировал организацию, признанную банкротом с долгами на 97 млн рублей.

Во-вторых, предприниматель начал активно избавляться от имущества на значительную сумму. Вместо высоколиквидных активов банки получили ничтожные проценты от долга. А должник вырученные от реализации имущества финансы и не планировал направлять на погашение задолженностей.

Не забыли банки напомнить суду и о том, что В.А. Киселев с 16.01.2016 по 07.12.2018 нигде не работал, а по указанному адресу места жительства вообще не появлялся, видимо, сдавая дом посторонним лицам.

В итоге применять норму закона о банкротстве (п. 3 ст. 213.28) и освобождать предпринимателя от долгов перед кредиторами, судьи отказались. Так что банкротство – это далеко не всегда освобождение от бремени долгов. Если должник действует недобросовестно, скрывая факты движения финансов за три года перед банкротством, или предоставляет недостоверные сведения, то освобождения от обязательств можно не ждать.

Кстати, дело В.А. Киселева далеко не единичный случай. В Ивановской области аналогичное решение было принято судебными инстанциями по делу М. Л. Сигалова (брата известного предпринимателя Д.Л. Сигалова, обвиняемого по уголовной статье за незаконную рубку лесонасаждений). Сумма долгов последнего составляет 4 миллиарда 376 миллионов рублей. Так что прецеденты с не освобождением от обязательств, похоже, вскоре перестанут быть чем-то необычным и станут в порядке вещей.



12.12.2019

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook