Быть или не быть медиации в налоговых спорах бизнеса с государством?

Быть или не быть медиации в налоговых спорах бизнеса с государством?

Быть или не быть медиации в налоговых спорах бизнеса с государством?

27 апреля в особняке на Делегатской, 7с1 состоялось заседание профильной рабочей группы по медиации Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». К дискуссии присоединились представители ФНС РФ. Участники встречи обсудили функции и место медиации в решении налоговых споров государства и бизнеса, основные проблемы масштабирования практики в условиях действующего законодательства, а также возможные варианты предложений поправок.


Модератором дискуссии стал руководитель рабочей группы, председатель Общероссийского профсоюза медиаторов и Вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов. Он открыл обсуждение, обозначив основной проблемный участок взаимодействия предпринимателей и налоговых органов: зачастую требования о единовременной выплате полной суммы задолженности в результате ведомственной проверки не оставляют шансов на дальнейшее существование организаций. Кузнецов призвал к обсуждению возможности ФНС России дать указание регионам по каким вопросам управления могут идти на медиацию. В текущей ситуации отсутствия гибкого подхода страдают обе стороны, отметил эксперт. 

photo_2021-04-27_15-36-08.jpg

«Если бизнес готов платить, усредненно посчитав свою доходную часть, например, пять миллионов в месяц и в течение полутора лет выплатить всю задолженность, то налоговые органы на сегодняшний день не готовы идти на такие уступки. [При этом] cама обязанность уплаты налогов и сборов в бюджет будет не полностью исполнена». 

Процедура медиации, по мнению руководителя рабочей группы, позволит уменьшить как недополучение бюджетом средств вследствие ликвидации бизнеса, так и коррупционную составляющую взаимодействия предпринимателей с налоговыми органами. «Это происходит неофициальным порядком, но об этом знают все – часть налогоплательщиков проходит проверки путем договоренностей, потому что нет альтернативы,» – сказал Владимир Кузнецов. Возможность четко озвучить свою позицию в рамках правового поля и быть услышанными, которую дает медиация, просто отменит необходимость искать знакомства внутри инспекции. 

Начальник правового управления ФНС Виталий Званков, принимавший участие в дискуссии в режиме видеозвонка, выразил сомнение в целесообразности акцентирования внимания на медиации как основной процедуре решения налоговых споров. На сегодняшний момент в законодательстве «весь спектр [возможностей на случай недовольства налогоплательщика] для выражения претензий уже есть», включая механизмы обжалования действий налогового органа:

«Если мы будем говорить о какой-то вариации, изменении сроков, которые предусмотрены НК [Налоговым кодексом], о том, что те механизмы, которые заложены, могут быть несовершенны – это один разговор. Но подменять эти институты медиативным соглашением, мне кажется, неправильно. В этом обсуждении мы порождаем какую-то альтернативную поведенческую функцию налогового органа, которая не предусмотрена на сегодняшний момент ничем».

Спектр возможных действий представителя УФНС жестко регламентирован и ограничен налоговым кодексом, подчеркнул Виталий Званков. Медиативное соглашение не сможет расширить полномочия конкретного сотрудника за рамки существующего правового поля.

Руководитель Центра медиации Академии контрактных отношений Сергей Хаванский в свою очередь отметил, что основной конечной целью процедуры медиации является не медиативное соглашение, а обеспечение качественного диалога между сторонами, что, в свою очередь, позволит нивелировать человеческий фактор во взаимодействии бизнеса и налоговых органов: 

«Если мы говорим про какие-то предпроверочные мероприятия, когда еще нет окончательно сформированных претензий и правовых позиций, то, возможно, вот здесь, для того, чтобы каждая из сторон потенциального, еще не возникшего спора могла взвешенно оценить аргументы и риски той или иной правовой позиции, привлечение медиатора могло бы быть очень полезным». 

Зачастую стороны в процессе конфликта, опираясь на уверенность в собственной правоте, отказываются слышать друг друга и переоценивают свои позиции. В ходе обсуждения многие участники согласились с тем, что присутствие медиатора, способного взвешенно оценить и систематизировать аргументы сторон на этапе формирования спора могло бы способствовать мирному урегулированию и снижению нагрузки на суды. Владимир Кузнецов также отметил, что рост спроса на медиацию позволит серьезно сократить финансовые издержки на длительное судопроизводство.

«Основное отличие медиации от других способов урегулирования споров заключается в том, что в медиации решение принимается самими сторонами, участниками этого спора, а в любом другом досудебном или судебном процессе это решение привносится сторонам каким-либо властным органом исполнительной или судебной власти,» – пояснил руководитель практики ФБК Grant Thornton Александр Григорьев. 

В 2020 году он успешно провел первую в России налоговую медиацию. «Я думаю, что преждевременно говорить о какой-то допускаемой в медиативном соглашении вариативности, отличной от того, как это предусмотрено налоговым законодательством,» – отметил Григорьев.

photo_2021-04-27_15-36-13.jpg
Одним из основных спорных моментов дискуссии стала возможность применения практики медиации в случаях уголовного судопроизводства. Примерно половина налоговых проверок заведомо проводится совместно с сотрудниками органов дознания и сопровождается возбуждением уголовного дела по статье 199 УК. Второе примечание к этой статье требующей полной уплаты задолженности до удаления суда в совещательную комнату и не предусматривает возможности компромисса, отметил представитель Российской гильдии адвокатов Алексей Кирсанов:
«Как включить в конструкцию УК медиативное соглашение – я не представляю. К сожалению, ситуация может сложиться таким образом, что налоговый орган и налогоплательщик о чем-то договорились после оформления акта, а потом возникло уголовное дело. В результате все усилия по медиации фактически будут сведены на нет».

По вопросу необходимости четкой регламентации в законе момента возможного вступления медиатора в спор высказалась Елена Сенина, директор Института медиации РААН и член межведомственной рабочей группы по совершенствованию регулирования примирительных процедур Минюста РФ: 

«Я считаю, что нужно исходить из ключевого принципа добровольности медиации. Если стороны сами посчитали, что на этой стадии возможен спор, либо есть противоречия, которые могут и должны быть разрешены с привлечением нейтрального посредника, то я не вижу никаких препятствий инициировать и провести процедуру медиации».

Руководитель рабочей группы и председатель Общероссийского профсоюза медиаторов Владимир Кузнецов в процессе дискуссии отметил важность дальнейших обсуждений правовых рамок медиации в России на заседаниях с участием Минюста, а также представителей крупнейших бизнес-объединений, таких как «Деловая Россия», РСПП, ТПП и «Опора России». 



27.04.2021

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook