Отсрочка налогов – ловушка, ведущая к банкротству

Отсрочка налогов – ловушка, ведущая к банкротству

Отсрочка налогов – ловушка, ведущая к банкротству

Кандидат экономических наук и эксперт по антикризисному управлению Андрей Аристархов подготовил для «Русбанкрота» подробный материал о том, как протекает кризис в России. Что делать бизнесу и есть ли хоть какие-то шансы на улучшения?

Одной из особенностей кризиса, вызванного коронавирусом, является то, что государство оказалось довольно хорошо подготовлено. В первую очередь как аппарат управления, обладающий определенными финансовыми ресурсами и организационными возможностями. Фонд национального благосостояния, объемом более 150 млрд долларов, золотовалютные резервы, превышающие 550 млрд долларов, крайне низкий государственный долг, составляющий менее 15% ВВП. Это говорит о том, что риски какого-либо неисполнения социальных обязательств со стороны правительства, риски системного кризиса, бюджетных неплатежей никоим образом нам не грозят. С другой стороны, бизнес и население встретилипандемию COVID-19, находясь в несколько ином положении.

Крупный бизнес, экспортоориентированные компании, находятся в непростой, но вполне управляемой ситуации. Конечно, их деятельность страдает от снижения спроса в мировом масштабе, общего спада экономики. Бизнес-процессы технически и организационно затруднены в результате карантинных мероприятий. Однако, имея доступ к относительно недорогим финансовым ресурсам, имея определенные денежные резервы, они вполне могут успешно противостоять кризису. 

Произошедшее за последние три месяца ослабление рубля на 17-20% должно оказать существенную поддержку экспортерам. 

Конечно, это не относится к авиаперевозчикам, пассажирским перевозкам в целом, гостиничному бизнесу, нефтяной отрасли, не сумевшей вовремя оценить масштабы кризиса и консолидировать усилия для недопущения падения цен и тп.

«Малый и средний бизнес был истощен еще до кризиса» 

Совсем в другом положении находится мелкий и средний бизнес, а также основная масса населения страны. Они встретили кризис, не имея какой-либо ощутимой «подушки безопасности». По данным опроса страховой компании «Росгосстрах Жизнь» и «ФК Открытие» две трети россиян (63%) вообще не имеют накоплений на случай потери работы, а большинство тех, у кого есть сбережения, полностью потратят их за два-шесть месяцев. 

Важно отметить, что это не только результат последних недель жестких ограничений, вызванных пандемией COVID-19, и падением стоимости нефти. Сказывается и общее снижение экономической активности, вследствие идущего в последние годы процесса огосударствления экономики, усиливающегося давления на бизнес со стороны налоговых, правоохранительных и иных регулирующих органов. Например, по данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова количество уголовных дел по экономическим преступлениям в 2019 году увеличилось на 37%. 

Мелкий и средний частный бизнес встретил карантинные меры, связанные с вирусом, уже будучи достаточно истощенным. 

Компании этого сегмента не имеют дополнительной маржи за счет своего эксклюзивного положения или экспорта природных ресурсов, а сопутствующее снижение нефтяных цен и падение курса рубля еще больше усугубило ситуацию. 

Можно сказать, что кризис COVID-19 в России – это, в первую очередь, кризис малого и среднего бизнеса, и именно ему должна быть направлена государственная поддержка. Какие же шаги могут предпринять представители малого и среднего частного бизнеса, вынужденно прекратившие свою деятельность в период карантина? 

Как сохранить бизнес малый и средний бизнес

С учетом отсутствия финансовых накоплений шаги могут быть следующие. Во-первых, сокращение расходов на персонал. Направление сотрудников в отпуска, оплачиваемые или неоплачиваемые, в зависимости от наличия отработанных сотрудниками дней. Конечно, это возможно только по согласованию с самими работниками, но это наиболее простой способ пережить сложившуюся ситуацию и сохранить небольшое предприятие.

Увольнение персонала, особенно если восстановление бизнеса не ожидается в течение ближайших 2-3-месяцев. Конечно, это крайне сложное решение. И не только потому, что связано с определенными социальными обязательствами, существенными единовременными платежами и прочими рисками, озвученными руководством страны. Но и потому, что эффективное предприятие – это во многом отлаженные бизнес-процессы, завязанные на опытный и обученный персонал. 

Сокращение может привести к тому, что реанимировать будет уже нечего.  

Точно так же как и неоправданно высокие расходы на персонал не позволят восстановить бизнес по окончании кризиса. Компания придет к банкротству, последуют неизбежные увольнения, и уже безо всяких дополнительных выплат.

Далее можно максимально оптимизировать прочие расходы. Решение вопросов с арендодателями по отсрочке выплат по аренде или арендным каникулам. Отсрочка платежей по кредитам, их реструктуризация, если это возможно решить в разумные сроки. Договоренности с поставщиками или заказчиками о переносе сроков поставки или оплаты.

Хорошей идеей было бы избавиться от любых активов, необходимость которых для бизнеса не очевидна. Но что-то продать по разумной цене в текущей ситуации практически невозможно.

«Туризм и перевозки быстро не восстановятся»

Сложнее всего будет предприятиям, имеющим импортные контракты. Или контракты, предусматривающие поставку импортного оборудования, заключенные в январе-феврале текущего года, платежи по которым должны быть произведены в марте и позднее. Ослабление рубля почти на 20% могло сделать их выполнение непосильной задачей.

Таким образом, дальнейшее продление карантинных мероприятий до конца мая и далее может привести к волнообразному прекращению выплат заработной платы. Это коснется даже компаний, остающихся пока «на плаву» и сохранивших персонал. Далее это должно вызвать существенный рост просрочки по кредитам как юридических, так и физических лиц, особенно с учетом высокой закредитованности населения. Это не окажет особого давления на крупные кредитные организации, но возможно повысит социальную напряженность.

Гораздо оптимистичней выглядит ситуация, при которой в течение ближайших 2-3 недель карантинные ограничения начнут отменяться. Тогда при надлежащей государственной поддержке, о которой мы поговорим ниже, большинство предприятий сможет вернуться к жизни, минуя процедуру банкротства. Некоторые предприятия смогут частично компенсировать потери за счет отложенного спроса, который должен реализоваться в первой половине лета, после завершения карантина. 

Однако это вряд ли коснется ресторанов, кофеен, парикмахерских и т.п. Не посетив их в апреле-мае, вы не будете посещать их в июне вдвое чаще обычного. 

Быстрого восстановления туристической отрасли и пассажирских перевозок тем более ждать не следует. Многие уже «отгуляют» свои отпуска на карантине, у кого-то не останется свободных средств. Да и болеть лучше дома, ведь отмена карантинных мероприятий совершенно не означает исключения рисков заболевания.

«Отсрочка налогов не спасет компании»

В текущей ситуации, требующей принятия неординарных и быстрых решений, могут реализоваться и весьма позитивные сценарии, которые окажут влияние на дальнейшее развитие экономики.

Существенный импульс для роста должна получить фармацевтическая промышленность, бизнес-проекты, связанные с электронным документооборотом, средствами связи, электронной коммерцией. 

Опыт дистанционного образования и использования удаленных рабочих мест, полученный в период вынужденной самоизоляции, будет способствовать развитию соответствующих предпринимательских инициатив. 

Возникает еще один вопрос – чем государство могло бы помочь пострадавшему бизнесу? Мы видим, что правительство и регуляторы пытаются достаточно оперативно действовать, и принимают необходимые шаги для урегулирования кризиса, который является беспрецедентным по своему воздействию на основную массу населения страны. Поддержана идея по арендным каникулам, кредитованию пострадавших предприятий по минимальной или нулевой ставке, введена отсрочка по коммунальным платежам, мораторий на налоговые проверки и ряд других мер. В Москве указом мэра Сергея Собянина карантин практически отнесен к форс-мажору, что является вполне логичной оценкой ситуации. 

Тем не менее, если предложения по арендным ставкам и процентам по кредитам достаточно радикальны, то по налоговым платежам в основном предложена лишь отсрочка. 

Отсрочка налоговых выплат не спасет компании. Направив сейчас средства не на уплату налогов, а на другие цели, компании не смогут оплатить эти налоги в дальнейшем. 

Это лишь ловушка, которая все равно приведет к банкротству, но с гораздо более серьезными последствиями, связанными с неуплатой налогов. 

Следует рассмотреть полное освобождение от налогов с фонда оплаты труда малых и средних предприятий, приостановивших свою деятельность или существенно пострадавших от пандемии, а также крупных предприятий, критически пострадавших отраслей. Благо их перечень утвержден Постановлением Правительства № 434 от 3.04.2020. Такое исключение можно ввести на выплаты за март, апрель, май в пределах средней з/п на предприятии за предшествующие периоды. Руководство страны будет иметь моральное право требовать сохранения персонала и выплат заработных плат от компаний, попавших в тяжелейшие условия, только в этом случае. Если государство не будет требовать перечислить часть этих денег в бюджет, который и так не испытывает затруднений с финансами. 

Выплата заработной платы сотрудникам неработающей компании, терпящей убытки, может рассматриваться как благотворительная деятельность, предусматривающая возврат подоходного налога. 

Возможно, кто-то получит необоснованную выгоду. Это не является проблемой, так как деньги все равно будут направлены в экономику. Это лучше, чем чрезмерное накопление бюджетных ресурсов. Целевое субсидирование предприятий – также возможный вариант, но он представляется более сложным, так как требует оценочных решений в отношении конкретного предприятия.

И, конечно же, мы должны в итоге прийти к корректировке налогового законодательства и практики его применения налоговыми и правоохранительными органами в целом.

«Эффективное использование бюджета затруднено борьбой с коррупцией»

За последние годы в России отстроена эффективная система налогообложения, в смысле понятного перечня налогов и сборов, системы их взыскания, контроля и учета. Теперь необходимо отрегулировать ее таким образом, чтобы в сочетании с мерами стимулирования экономики она способствовала экономическому развитию, а не тормозила его. 

Чрезмерная концентрация финансовых ресурсов в федеральном бюджете, за счет изъятия денег у населения и бизнеса в виде налогов и иных отчислений, на данном этапе неэффективна. Дальнейшее перераспределение средств в виде налоговых льгот или субсидий отдельным субъектам экономической деятельности, реализации бюджетных проектов, является подменой частной экономической активности государственным управлением. Чем выше централизация принятия решений, тем ниже эффективность использования средств. 

То же самое относится и к перераспределению средств между федеральным и региональными бюджетами. Неэффективность подобной модели показали итоги 2019 года, когда недоисполнение расходов федерального бюджета составило около 1,12 трлн руб.

Исполнению государственных проектов и программ, в отличие от частных,  мешают сложные процедуры заключения контрактов и их исполнения. Кроме того, как ни парадоксально это звучит, эффективное использование бюджетных средств затруднено борьбой с коррупцией. Масштабы и методы этой борьбы таковы, что приводят уже не просто к снижению коррупционных составляющих при исполнении госконтрактов, но к остановке самих бизнес-процессов. Гораздо практичнее было бы допустить потерю какой-то части из неосвоенного в 2019 году 1,12 трлн руб. в результате их «неэффективного» использования, но реализовать в целом намеченные проекты. Это лучше, чем оставить эти деньги лежать бессмысленными записями на казначейских счетах.

Ослабив давление на бизнес внутри России, целесообразно было бы параллельно разработать ограничения для вывода денежных средств российских компаний в иностранные юрисдикции. 

Деньги, заработанные в России, должны и дальше работать здесь. Вывод их должен быть затруднен. 

Некоторые начальные шаги в этом отношении уже делаются. Руководством страны предложено повысить до 15% ставку налога на дивиденды, выплачиваемые на иностранные счета. Хотелось бы увидеть более комплексную систему, без исключений для каких-либо юрисдикций, компаний и лиц.

Сейчас мы переживаем непростой период, который при этом является и периодом надежд. Возможно, он станет периодом переосмысления текущих экономических реалий и потребностей страны.



07.05.2020

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook