Налог на прибыль в банкротстве организаций: платить или нет

Налог на прибыль в банкротстве организаций: платить или нет

Налог на прибыль в банкротстве организаций: платить или нет

Руководитель практики разрешения споров A.T.LEGAL Михаил Чернышев подготовил для «Русбанкрота» интересный материал о правоприменении уплаты налога на прибыль при банкротстве. Нужно ли его платить и как обстоят дела в реальных кейсах?

Одним из актуальных и спорных практических проблем в банкротстве организаций является вопрос, должен ли конкурсный управляющий платить налог на прибыль с реализации имущества должника. Мнения профессионалов здесь расходятся.

Если опираться строго на букву закона, то налог на прибыль подлежит уплате. В налоговом законодательстве есть специальные оговорки, что не подлежат налогообложению доходы гражданина-банкрота от продажи имущества (п. 63 ст. 217 НК РФ), что не признаются объектом налогообложения НДС операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников (п. 15 ч. 2 ст. 146 НК РФ). При этом в законе отсутствуют специальные указания об освобождении от налога на прибыль выручки от продажи имущества организаций-банкротов.

Описанный разнонаправленный подход законодателя вызывает недоумение.

Понятна и ожидаема позиция налоговых органов, выраженная, например, в письме ФНС России от 24.08.2017 № СД-4-3/15984@: выручка от реализации имущества должника-организации с публичных торгов (в том числе в случае оставления залогодержателем предмета залога за собой) признается доходом от реализации, полученным залогодателем в дату передачи имущества приобретателю, то есть подлежит обложению налогом на прибыль.

Основательно проблема была проанализирована в 2017 году Виктором Бациевым (с 2009 по 2014 год судья и председатель судебного состава ВАС РФ, с 24 января 2020 года заместитель руководителя ФНС РФ). Бациев пришел к выводу, что налог на прибыль при реализации имущества организации-банкрота возникает, но не согласился с этим порядком в принципе, как нарушающим основные начала налогообложения, закрепленные в ст. 3 НК РФ, как экономическая обоснованность налогообложения и фактическая способность налогоплательщика к уплате.

Бациев не согласился также с тем, что с 2009 года налог на прибыль стал признаваться текущим требованием, выигрывая у реестровых кредиторов и уменьшая процент удовлетворения их требований.

На практике часть арбитражных управляющих исчисляют и уплачивают налог на прибыль с полученных от реализации имущества организаций-должников денежных средств. Многие этого не делают, иногда просто не задумываясь об этой стороне процедуры и не просчитывая возможных негативных последствий для себя лично.

Удивительно, но налоговые органы также редко обращают внимание на теоретическую возможность повышения собираемости налогов за счет налога на прибыль организаций-должников, и практика привлечения к налоговой ответственности за нарушения в этой сфере скудная. Однако не все так шатко и безнадежно.

Блестящее постановление вынес 21 октября 2019 года Арбитражный суд Дальневосточного округа по делу № А51-17152/2017, определивший, что требование об уплате налога на прибыль, возникшее в связи с реализацией имущества должника в рамках процедуры банкротства не должно удовлетворяться преимущественно перед непогашенными требованиями кредиторов третьей очереди.

При вынесении постановления суд округа руководствовался базовыми принципами добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), налогообложения (ст. 3, 41 НК РФ), нормами банкротного законодательства о текущих платежах и порядке удовлетворения требований, заявленных после закрытия реестра (ст. 5, 134, 142 Закона о банкротстве) и приоритетом специального закона (Закона о банкротстве) над общим (НК РФ) (постановление Конституционного Суда от 29.06.2004 № 13-П).

Суд округа мотивировал свое постановление тем, что налог на прибыль взимается с учетом величины доходов, полученных налогоплательщиком от ведения той деятельности, конечной целью которой является получение прибыли.

Процедура конкурсного производства (реализации имущества) не направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг – она предполагает завершение хозяйственной деятельности предприятия, формирование конкурсной массы, ее реализацию и расчеты с кредиторами.

Исчисление и уплата текущих налогов, связанных с продажей имущества должника, приводит лишь к наращиванию кредиторской задолженности и не отвечает целям конкурсного производства, направленным на получение максимальной выгоды от реализации имущества банкрота и соразмерное удовлетворение за счет вырученных средств требований кредиторов. Обложение дохода налогом на прибыль в силу статьи 41 НК РФ возможно при условии признания этого дохода экономической выгодой получателя такого дохода, тогда как продажа имущества должника в рамках процедуры банкротства производится для выручки средств и погашения имеющейся задолженности перед кредиторами, что не соответствует критериям понятия дохода, учитываемого для целей налогообложения по смыслу норм НК РФ. Текущие требования возникают при совершении расходов, необходимых для осуществления процедуры банкротства. Взимание налога на прибыль с дохода, формально образуемого в связи с реализацией имущества должника, является не необходимой предпосылкой, а следствием, в силу чего возложение указанной обязанности не может приводить к возникновению требования, квалифицируемого как текущее.

В результате суд определил, что уплата налога на прибыль производится за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

Судья ВС РФ И.А. Букина с постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа согласилась.

Аплодисменты судьям Арбитражного суда Дальневосточного округа! Браво! Вопреки буквальному содержанию закона, но исходя из общих принципов. Такое встречается не часто.

Логика Закона о банкротстве в Дальневосточном округе восстановлена. Ведь по смыслу данного документа превалирующими являются интересы кредиторов, которым государство посредством установления прозрачной и справедливой процедуры банкротства должника должно максимально гарантировать восстановление их нарушенных имущественных прав.

Нашей задачей мы видим привлечение внимания и актуализация острого практического вопроса. Полагаем, что сложился устойчивый запрос практики на законодательное разрешение дилеммы об уплате налога на прибыль организаций-банкротов с продажи имущества. Эффективное правоприменение и обмен мнениями в рамках профессионального сообщества позволит всем заинтересованным сторонам прийти к консенсусу относительно наиболее оптимальных вариантов разрешения затронутой проблемы. Надеемся, позиция бизнеса и правоприменителей будет услышана законодателем.



29.06.2020

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook