Кейс: как обязательства должника признали общими для супругов

Кейс: как обязательства должника признали общими для супругов

Кейс: как обязательства должника признали общими для супругов

О том, как требования кредиторов к бывшему руководителю общества, привлеченному к субсидиарной ответственности, могут быть признаны общим обязательством супругов, рассказал управляющий партнер VILEX GROUP Ильгиз Валеев.


В рамках банкротства Общества к субсидиарной ответственности привлекли его бывшего руководителя. 

В процедуре личного банкротства бывшего руководителя кредиторы, получившие право требования к нему путем уступки, включились в реестр. 

Далее с целью недопущения распределения в пользу супруги должника части конкурсной массы, были инициированы обособленные споры о признании обязательств должника общим обязательством супругов.

Так, супруга должника участвовала в обособленном споре в качестве ответчика. 

Выписка из ЕГРЮЛ подтвердила, что ответчик совместно с должником являлась учредителем с долей в обществе-банкроте в размере 27,7%. 

Доводы о том, что она лишь миноритарный собственник общества, дивидендов не получала, а также согласно ч. 1 ст. 45 Семейного кодекса не должна нести ответственность за действия супруга-должника – суд признал необоснованными.

По общему правилу, установленному Законом об ООО, часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале общества.

Следовательно, право на часть полученной обществом прибыли непосредственно связано со статусом участника как вкладчика своего имущества в уставный капитал общества в целях получения дохода и предопределено его участием в деятельности общества.

Вдобавок ко всему, после появления признаков банкротства у Общества с целью перемещения коммерческой деятельности на другую организацию, ответчик стала учредителем новой компании, а должник занял пост директора. Данное обстоятельство вновь подтвердило единый характер действий супругов.

Вместе с тем суд обратил внимание также на то, что со счета Общества-банкрота в пользу аффилированной с должником организации, где он являлся единственным учредителем и директором, выводились денежные средства, которые шли на оплату расходов ответчика на протяжении нескольких лет.

Суд установил, что право собственности ответчика на долю в уставном капитале аффилированной организации (половина совместной собственности супругов), возникло в силу прямого указания закона в момент ее приобретения супругом (участником).

Доказательств, подтверждающих заключение супругами внесудебного соглашения о разделе общего имущества, брачного договора либо раздела общего имущества в судебном порядке, представлено не было.

Следовательно, исходя из презумпции равенства долей супругов в общем имуществе в силу положений Семейного кодекса, и прибыль, полученная в результате деятельности аффилированной организации, и денежные средства, направленные на оплату расходов ответчика – это общие доходы и расходы супругов.

Все указанные факты привели судей к одному логичному выводу – ответчик, будучи супругой должника и совместно управляя с ним хозяйственной деятельностью общих организаций, не могла не знать о наличии у Общества неисполненных перед кредиторами обязательств, которые привели к наступлению банкротства, а впоследствии к наступлению субсидиарной ответственности директора.

Так, суды первой и апелляционной инстанций по делу № А65-32649/2017 пришли к выводу об удовлетворении заявлений кредиторов.




21.03.2022



Возврат к спискуЛюди



Поделиться в соцсетях:




Cackle