Как ресторанный бизнес переживает пандемию?

Как ресторанный бизнес переживает пандемию?

Как ресторанный бизнес переживает пандемию?

За три недели действия QR-кодов закрылись свыше 170 предприятий общественного питания столицы. Кому удалось пережить кризис? Получили ли предприниматели ощутимые пакеты госпомощи? На эти и многие другие вопросы в интервью «Русбанкроту» ответил президент Союза управляющих ресторанами России Сергей Миронов.


У нас много разных профессиональных сообществ таких как «Деловая Россия», «Опора России» и вот появилось новое – Движение предпринимателей. Насколько оно нужно и будут ли решаться какие-то новые задачи?

С.К. Миронов: Я не думаю, что оно войдет пятым в большую четверку, у него другие задачи. ОДП будет более масштабным, серьезным и объединит большее количество предпринимателей, в частности начинающих предпринимателей. Большая четверка – она более профессиональная, наверное. И то количество людей, которых удастся объединить здесь, мы не объединим ни в одной другой организации.

Это движение –коммуникация между нами: мы сможем слышать друг друга, выдвигать какие-то инициативы, поддерживать.

Это очень важно. Я думаю, это хорошо, правильное направление. Я очень благодарен Андрею Ковалеву, что он это все придумал и организовывает.

Ресторанный бизнес – наиболее пострадавшая отрасль в период пандемии коронавируса. И такая статистика недавно приводилась – 170 ресторанов закрылись в Москве за три недели после ввода системы QR-кодов. Для сравнения в 2020 году закрылись всего 208 заведений. На плаву остаются только самые сильные предприниматели? Начинающие обречены?

С.К. Миронов: Остаются либо самые сильные, либо те, к кому арендодатели отнеслись по-партнерски – простили аренду. Здесь два варианта: либо это какая-то мощная экономика предприятия, либо поддержка. Третьего не дано. Если мы говорим про Москву, то Москва объективно помогла. Мы работали с ней, обсуждали пакеты помощи. И по итогу Москва два пакета очень серьезной помощи для предпринимателей выдвинула. Еще не получили пока ее всю, но там объективно хорошие деньги.

И когда другие регионы пытаются зеркалить меры ограничения как в Москве, им нужно понимать, что и меры поддержки предлагать такие же необходимо. Потому что никто из тех, кто ввел такие же ограничения, не поддержал как Москва.

А здесь – это плод нашего диалога с мэрией Москвы. Мы показываем, объясняем, говорим, где сложности, говорим, как надо поддерживать бизнес и Москва нас слышит.

photo_2021-08-05_09-39-53.jpg

В вашей отрасли с какими проблемами чаще всего сталкиваются начинающие предприниматели?

С.К. Миронов: Сейчас отрасль очень сильно зарегулирована. Это основной вопрос. У нас проходит реформа КНД, есть регуляторная гильотина, но этого мало. У нас такое количество норм со стороны бизнеса – предприниматель не то, что выполнить, он даже изучить их не может, и это основная проблема.

Даже работая с регуляторной гильотиной, мы одни нормы убираем, а другие появляются. Мера поддержки должна быть одна – любые нормативные акты, которые падают сверху, должны верифицироваться бизнесом.

Он должен сказать, что работает, что не работает. Привести свои аргументы и только после этого нормативный акт должен выходить.

На ваш взгляд, какой законопроект нужно принять в первую очередь, который касается бизнеса?

С.К. Миронов: Обязательно верификация реальными экспертными советами всех нормативных актов.

Сейчас набирает обороты такое направление как медиация. Когда урегулируют спор через посредника, не доводя до суда. Возможно ли таким способом урегулировать споры, касающиеся власти и бизнеса?

С.К. Миронов: Я же омбудсмен ресторанного рынка Москвы и Московской области, а омбудсмен как раз в данном случае медиатор. Он и пытается решить этот конфликт. Но все-таки урегулировать каждый раз эти вопросы очень проблематично. Предпринимателей огромное количество. Столько омбудсменов нет. Их просто не хватит для решения проблем.

Я в день 5-6 обязательно предпринимателей вытаскиваю из какой-то проблемы, в которую их загнал, к сожалению, проверяющий орган.

Причем необоснованно загнал, потому что закон это позволяет. Я считаю, что вопросы нужно решать не на этом уровне.

Медиация – не решение вопроса. Медиация – правки. Нужно решать вопрос на принципиально ином уровне. Законы должны быть исполнимы и тогда не нужно будет заниматься медиацией. Он будет понятен и функция проверяющего – она должна быть другой. Не пришел и поймал, а пришел, поговорил, объяснил, научил, как делать и сказал, как надо поступать. Не может работать бизнес на коррупционных схемах. Нам нужно выстраивать вообще иную форму работы государства и бизнеса. Для себя вижу прямо самую серьезную задачу. Мы сделали при Штабе Москвы экспертный совет, который и будет заниматься как раз малым и средним предпринимательством.

И его основная задача – верификация и вмешательство в нормативные процессы. Когда мы в нашем объединении говорим громко, выражаем свое мнение консолидировано, когда не просто кто-то пожаловался, а мы это подготовили, прописали в реальных документах, тогда диалог можно выстраивать.





05.08.2021

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook