Александр Любосердов, советник генерального директора АНО «АСИ», общественный уполномоченный по вопросам взаимодействия с институтами развития, руководитель Экспертного совета по финансам МРО «Деловая Россия», учредитель и генеральный директор ООО «АЛИР» в эксклюзивном интервью Анны Ворониной для «Русбанкрота» рассказал о мерах поддержки Правительства, деятельности АСИ и о том, каков прогноз падения российской экономики.

" /> Александр Любосердов: «К осени ситуация только усугубится»
Александр Любосердов: «К осени ситуация только усугубится»

Александр Любосердов: «К осени ситуация только усугубится»

Александр Любосердов: «К осени ситуация только усугубится»

Александр Любосердов, советник генерального директора АНО «АСИ», общественный уполномоченный по вопросам взаимодействия с институтами развития, руководитель Экспертного совета по финансам МРО «Деловая Россия», учредитель и генеральный директор ООО «АЛИР» в эксклюзивном интервью Анны Ворониной для «Русбанкрота» рассказал о мерах поддержки Правительства, деятельности АСИ и о том, каков прогноз падения российской экономики.


В течение апреля в России утвердили большой перечень мер поддержки малых и средних предприятий, пострадавших от ситуации, связанной с распространением коронавируса. Спустя месяц можно ли делать какие-то выводы об эффективности этих инструментов?

Александр Любосердов: Могу сказать, что принятые Правительством и Банком России меры поддержки пострадавших предприятий соответствуют тому, что мы предлагали Правительству в конце марта по структуре мер. Но дело в том, что пройдя через горлышко согласований в органах исполнительной власти, возникло много узких мест и ограничений, которые настолько уменьшили перечень тех субъектов, на которые эти меры должны распространяться, что в итоге по нашим данным всего 5% от реально пострадавших предприятий смогут воспользоваться принятыми мерами поддержки. Главное ограничение – это перечень пострадавших предприятий, определяемые по перечню ОКВЭД, утвержденному Правительством.

Как АСИ участвует в выработке мер антикризисной поддержки? Какие меры, предложенные Агентством, вы считаете наиболее важными для бизнеса?

Александр Любосердов: АСИ подготовило первый свод антикризисных мер еще 20 марта и оперативно передало их первому вице-премьеру. Среди этих мер можно выделить следующие блоки:

  •          налоговый блок. Это так называемые налоговые каникулы – перенос сроков уплаты налогов и отчетности. Мы также предлагали рассмотреть «обнуление» налоговых обязательств для наиболее пострадавших предприятий;
  •          денежно-кредитные инструменты поддержки. В этом блоге речь идет о специальных целевых кредитах на выплату заработных плат, о льготных кредитах, реструктуризации кредитных обязательств;
  •          Проверки. Мы предложили ввести мораторий на любые налоговые проверки, в том числе камеральные. Также мы предложили установить мораторий на применение мер 115 ФЗ – так называемых блокировок. К сожалению, это предложение не реализовано.

Я считаю, что самое главное предложение, которое АСИ направило в Правительство – это уйти от определения пострадавших отраслей по переченю ОКВЭД и дополнить уже принятый Правительством механизм так называемым «критериальным подходом», то есть введением критериев пострадавших предприятий.

Первый из них – это падение выручки у субъекта более чем на 30%, второй – принудительное закрытие в соответствии с решением органа государственной власти. Мы предложили заявительный порядок, то есть субъект сам декларирует наличие таких обстоятельств через систему ФНС. И, соответственно, документальное подтверждение происходит в течение 90 дней после декларирования.

Таким образом, мы сможем распространить принятые меры на реальные пострадавшие субъекты предпринимательской деятельности.

У Правительства сейчас есть существенное бюджетное ограничение из-за драматического падения цен на нефть и опасения относительно сроков окончания эпидемии коронавируса. Поэтому оно очень консервативно подходит к мерам, которые требуют большого бюджетного финансирования. Поэтому я считаю, что должны быть предложены простые инструменты помощи пострадавшим предприятиям, прежде всего те, которые не требуют бюджетного финансирования.

lub2.jpg

По оценке МЭР Кабмин выделил порядка 2 трлн рублей на поддержку пострадавших предприятий от пандемии коронавируса. Хватит ли этих средств, чтобы хоть немного улучшить ситуацию?

Александр Любосердов: Объем бюджетных средств, выделенных Минфином России, оценивается по-разному. Точных цифр на самом деле не знает никто. Я думаю, что мы, как государство, находимся в хвосте экономик, выделивших бюджетные деньги на борьбу с коронавирусом и поддержание бизнеса и предприятий.

Нам необходимо отказаться от сверхконсервативного подхода, учитывая то, в каком сейчас состоянии находится бизнес.

Сейчас не 2009, и не 2014 год, и бизнес пришел к критическому состоянию из-за накопленных системных причин. Надо сказать, что только за 2019 год мы потеряли порядка 12% малых предприятий и около 14% средних предприятий.

МСП находится в ужасном состоянии, и этот идеальный шторм и два «черных лебедя», которые возникли в этом году (кризис в ОПЕК и резкое снижение цены на нефть плюс пандемия вируса), окончательно добили малый и средний бизнес.

Вопрос по поводу моратория на банкротство. Можете объяснить, что это и как это может помочь предпринимателям?

Александр Любосердов: Эта мера была предложена в первом пакете. Мораторий позволит избежать введения конкурсных процедур на время пандемии и позволит оттянуть сроки ликвидации предприятий. Я думаю, что мера достаточно эффективная, но злоупотреблять этим мораторием тоже не стоит, поскольку кредиторы в данном случае не могут до конца провести процедуру взыскания, а компании, в свою очередь, не могут защититься от кредиторов.

Бывший вице-премьер Аркадий Дворкович уверен, что экономический кризис только начинается и ближайшие несколько месяцев будут достаточно тяжелыми. Какие прогнозы можете дать вы?

Александр Любосердов: Дело в том, что мы системно вошли в этот кризис, в нашей экономике существуют значительные структурные перекосы. Наше место в мировой экономике – это торговля сырьем, поэтому мы очень сильно зависим от динамики цен на углеводороды. Когда нефть стала стоить $25 за баррель, наш бюджет «сложился», и мы стали сверхконсервативно подходить к любым бюджетным тратам.

Делать прогнозы сегодня очень сложно, тем более что динамика мер Правительства, на мой взгляд, крайне недостаточна для тех обстоятельств, с которыми мы столкнулись. Бизнес закрыт, не может работать, но должен платить заработную плату, налоги с этой заработной платы, другие налоги. 12 мая бизнес заплатил налоги не только за первый квартал, который по срокам должен заплатить в апреле, но еще и все годовые налоги за 2019 год. Не хватает оперативности принятия решений, доведения информации о них до предприятий.

lub3.jpg
Дайте несколько советов о том, как выжить бизнесу и предпринимателям в это непростое время?

Александр Любосердов: Я думаю, что нужно очень трезво подойти к планированию. Мне кажется, не стоит рассчитывать на помощь государства и институтов развития в связи с обстоятельствами пандемии. Необходимо сокращать все издержки, которые только можно, и искать любые способы для того, чтобы адаптироваться к затяжной пандемии и режиму самоизоляции, и продолжать свой бизнес.

Нужно оценить свои ресурсы и силы и не строить далеко идущих планов.

И очень важно при вхождении в банкротство прислушиваться к мнению профессиональных юристов и привлекать качественные ресурсы для финансового планирования.

Во всем мире страны напрямую раздают деньги гражданам, чтобы стимулировать спрос. Почему в нашей стране не торопятся с прямыми выплатами?

Александр Любосердов: С прямыми выплатами заигрывать не стоит. Это вообще последняя мера, которую стоит применять. Деньги, которые отданы бизнесу, в том числе заемные деньги, будут использоваться с некой акселерацией бизнесом. И самое главное, что деньги, которые поступают через бизнес работникам, стимулируют сохранение предприятий и рабочих мест.

А деньги, которые раздаются напрямую, очень маленькие и ничего не решают. Это дорога в никуда, потому что, в этом случае, бизнес не сможет сохранить предприятия и рабочие места, и государству придется решать, что делать с людьми, которые выпадут из экономической жизни.

Чем нынешний экономический кризис в нашей стране отличается от кризисов 1998 и 2008 годов?

Александр Любосердов: Во-первых, это два «черных лебедя», которые появились. Во-вторых, надо понимать, что предыдущие кризисы наступали тогда, когда у субъектов были накопления и можно было профинансировать свою существование в условиях падения спроса. Плюс тогда не было значительной долговой нагрузки, а сейчас она колоссальна как у населения, так и бизнеса.

Рейтинговое агентство Fitch прогнозирует падения мировой экономики на 3,9%, в то время как российская экономика упадет на 3,3%. Это хорошие или плохие новости для нас?

Александр Любосердов: Я думаю, что Fitch неверно прогнозирует падение российской экономики. Думаю, что наше падение будет куда выше, минимум в районе 5%. Это в лучшем случае.

Экономисты считают, что одна из причин, по которой российские власти не торопятся тратить деньги — это ухудшение ситуации, которое произойдет ближе к осени. Вы согласны?

Александр Любосердов: Их опасения вполне обоснованы. Ситуация будет усугубляться, поскольку никаких реально эффективных мер по поддержке МСП не принято. 



28.05.2020

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook