7 табу для руководителей бизнеса: чего нельзя делать накануне банкротства компании?

7 табу для руководителей бизнеса: чего нельзя делать накануне банкротства компании?

7 табу для руководителей бизнеса: чего нельзя делать накануне банкротства компании?

Старший партнер адвокатского бюро «ЭЛКО профи» (г. Москва) Елена Козина и руководитель судебного управления «ЭЛКО профи» Малика Король подготовили развернутый материал о том, какие основные ошибки предпринимают бизнесмены накануне банкротства. Как поступить юридически верно и минимизировать все риски?


Для демонстрации актуальности вопроса о банкротстве юридических лиц приведем статистические данные, обобщенные Единым федеральным реестром сведений о банкротстве (Федресурс).

В первом квартале 2021 года количество корпоративных банкротств в Российской Федерации составило 2395 шт. Количество намерений кредиторов обратиться в суд с заявлением о банкротстве выросло на 1,2% в первом квартале 2021 года в сравнении с таким же периодом 2020 года. Преимущественную часть процедур в январе-марте 2021-го инициировали конкурсные кредиторы — 76,5%. Количество граждан и ИП, признанных банкротами в первом квартале 2021 года, составило 40 569, что на 81,5% больше, чем в первом квартале 2020 года.

Приведенные сведения делают наглядной востребованность процедуры банкротства как для кредиторов, которые зачастую не собираются ждать погашения долга и по факту вступления в силу решения суда о взыскании долга обращаются в суд с заявлением о банкротстве должника, так и для самих должников. 

Признание себя банкротом порой является единственным способом разрешения финансовых проблем.

Большую роль в банкротстве играет то, как вел себя должник в преддверии банкротства. Поведение должника в течение трех лет, предшествующих банкротству, является решающим фактором в вопросах оспаривания сделок, включения «дружественных» кредиторов в реестр требований должника, привлечения к субсидиарной ответственности или ответственности в виде возмещения убытков. По этой причине важно, будучи руководителем или собственником хозяйственного общества, юридически верно оценивать свои действия (бездействия) и прогнозировать личные имущественные риски через призму банкротства компании. 

Рассмотрим 7 основных запретов, то есть так называемых «табу», на совершение тех или иных действий (бездействий) в преддверии процедуры банкротства.

1.      Вывод активов через сомнительные сделки

Законодательство о банкротстве признает допустимым оспаривать (признавать недействительными) сделки, которые заключены в течение трех лет, предшествующих возбуждению дела о банкротстве, и после (подозрительный период). При этом следует понимать, что дело о банкротстве считается возбуждённым не с момента поступления в суд заявления о признании должника банкротом, а с момента вынесения судом определения о принятии такого заявления.

Стоит отметить, что в рамках банкротства сделки могут признаваться  недействительными судом по различным основаниям, начиная от общих норм Гражданского кодекса РФ (например, ст.ст. 10, 168, 170 и т.д.), заканчивая специальными «банкротными» нормами (ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве). Это так называемое конкурсное оспаривание.

Поэтому важно знать, когда можно совершать сделки, направленные на отчуждение имущества потенциального банкрота.

Сомнительными можно назвать следующие сделки.

А. Мнимые, притворные сделки.

Сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, будет считаться мнимой, а сделка, которая совершена с целью “прикрыть” другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, — притворной.

Приведем пример. До возбуждения дела о банкротстве (допустим, на стадии проигрыша судебного спора о взыскании со строительной компании долга и возбуждения исполнительного производства) директор компании заключил договор купли-продажи дорогостоящей строительной техники. После заключения договора купли-продажи и регистрации перехода права собственности компания продолжала, как и прежде, использовать переданную технику для выполнения подрядных работ и осуществления основного вида деятельности.

Такая сделка является мнимой, поскольку она совершена формально, для вывода актива.

Если имущество не выбыло из владения должника, то совершенная лишь «для вида» формальная сделка не спасет этот актив от попадания в конкурсную массу.

Для демонстрации признаков притворной сделки приведём в пример весьма известный спор. Должник выдавал займы под залог квартир, но сделка была оформлена как договор купли-продажи (N1) с последующей регистрацией перехода права собственности на неё к должнику. Когда заёмщик вернул сумму займа, займодавец (должник) по договору купли-продажи N2 переписал квартиру обратно на заёмщика. Спустя два года займодавец «ушёл» в банкротство, и сделка по продаже квартиры N2 была признана недействительной. В итоге, конкурсная масса должника была пополнена квартирой, никогда не принадлежавшей должнику и не находившейся в его фактическом владении.

Б. Сделки, совершенные в обход закона с противоправной целью.

Такие сделки признают недействительными на основании статей 10, 168 ГК РФ. Приведенные нормы применяются тогда, когда доказать совокупность обстоятельств по иным основаниям (например, по правилам ст. 170 ГК РФ) не представляется возможным.

На практике помимо прямого применения ст. 170 ГК РФ по заявлениям о признании сделок недействительными, ст.ст. 10, 168 ГК РФ применяют при заявлении возражений против включения в реестр требований «дружественных» должнику кредиторов. Аргументация звучит как «искусственное наращивание задолженности», и «действия по подаче заявления о включении требований в реестр могут быть квалифицированы, как совершенные исключительно с противоправной целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов» (см. например, Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.05.2018 N 301-ЭС17-22652(1) по делу N А43-10686/2016).

Сомнительность таких сделок заключается в противоправном интересе самого должника. В каждом деле суд будет рассматривать сделку с учетом конкретных обстоятельств спора, поэтому обобщить и дать универсальные рекомендации по данному основанию нельзя. Тем не менее, приведём в качестве примера следующий подход Верховного суда РФ (дела N А43-10686/2016, N А63-4164/2014), примененный к отношениям, вытекающим из договора поручительства:

  • участие кредитора в операциях по неправомерному выводу активов;
  • получение кредитором безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей между заимодателем и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали, и т.п.

В. Сделки, заключенные при неравноценном встречном исполнении.

Если цена сделки и (или) иные условия существенно и в худшую для должника сторону отличаются от цены или иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки, то по правилам пункта 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве такая сделка может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороны.

Например, за 10 месяцев до возбуждения дела о банкротстве общество заключает соглашение об отступном в счет исполнения обязательств по договору займа. Сумма задолженности по займу составляет десять миллионов рублей. Стоимость передаваемых в качестве отступного акций – сто миллионов рублей. Согласитесь, ни один разумный человек не продаст акции, да и любое иное имущество, по цене, которая в десять раз превышает размер долга. В суде необходимо будет провести экспертизу на предмет оценки стоимости акций, и оснований для признания сделки недействительной будет достаточно. Доказывать иные обстоятельства не потребуется.

Соответственно, при заключении сделок в преддверии банкротства в подозрительный период цена сделки или иные ее условия должны быть равноценными, разумными, совершенными на рыночных условиях. 

Можно сказать, что в таких сделках «чаша весов» должна быть на одном уровне, демонстрировать баланс интересов обеих сторон.  В качестве рекомендации: при определении цены желательно получить заключение специалиста об оценке рыночной стоимости имущества, являющегося объектом такой сделки. В дальнейшем такое заключение позволит обосновать, чем руководствовался должник при продаже актива по определённой цене и почему считал равнозначным встречное представление (оплату за актив) по данной сделке. 

Г. Сделки, заключенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Такая сделка может быть признана недействительной, если:

  • она совершена в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и после;
  • она совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов;
  • в результате ее совершения вред действительно был причинен;
  • другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

При этом должна иметь место совокупность указанных обстоятельств.

В качестве рекомендации: не стоит совершать сделки с заинтересованными лицами (аффилированные лица, лица, входящие в одну группу лиц с должником, и т.д.). Такие действия создают следующую презумпцию: пока не доказано иное, предполагается, что такое заинтересованное лицо знает об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Опровергнуть такую презумпцию можно, но в 90% случаев наличие такого элемента существенно облегчает для заявителей задачу привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Д. Вывод активов при нарушении очередности кредиторов.

Речь идет о действиях должника, которые делают очевидным вывод активов. Например, у общества копится долг перед одним кредитором, а оно погашает долг другому контрагенту, обязательства перед которым возникли значительно позже. Другой пример: общество заключает договор залога имущества в целях обеспечения исполнения обязательства перед своим кредитором. Это будет поводом для утверждения других кредиторов о том, что общество, предвидя возбуждение дела о банкротстве, намеренно совершало действия по выводу активов.

2. Нарушение очередности кредиторов

За шесть месяцев до возбуждения банкротства не стоит расплачиваться с одним кредитором, игнорируя обязательства перед остальными кредиторами, поскольку такой платеж будет возвращён судом в конкурсную массу.

Если у компании несколько кредиторов, прежде чем совершать сделку, следует вспомнить правило о том, что в обозначенный период не стоит совершать сделку, которая:

  • направлена на обеспечение исполнения обязательства перед отдельным кредитором;
  • изменит очередность удовлетворения требований кредитора;
  • приведет к удовлетворению требований одного кредитора при наличии неисполненных требований других; 
  • создаст условия, при которых отдельному кредитору будет оказано большее предпочтение, чем было бы оказано в деле о банкротстве.

Если такая сделка совершена в течение одного месяца до возбуждения дела о банкротстве и после, то достаточно будет доказанности одного из вышеперечисленных обстоятельств. Если же в течение шести месяцев, то помимо вышеперечисленных действий не стоит совершать сделку с лицом, которому на момент совершения сделки было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Стоит отметить, что за неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов заведомо в ущерб другим кредиторам предусмотрена уголовная ответственность (часть 2 ст. 195 УК РФ).

3. Снятие денежных средств со счетов накануне банкротства

Это влечет не только риски признания данных действий недействительными сделками, но и создаёт предпосылки для привлечения к уголовной ответственности.

В первую очередь, любая операция по снятию денежных средств либо их переводу будет расценена как самостоятельная сделка, которую также можно признать недействительной.

Например, если вы являетесь участником хозяйственного общества и в преддверии отзыва лицензии снимаете денежные средства, то данные сделки будут признаны недействительными как совершенные в нарушение очередности (скорее всего, к этому моменту у банка будут неисполненные поручения клиентов), а поскольку вы являетесь участником, то предполагается, что вы знаете о наличии неисполненных поручений клиентов, выдаче нескольких предписаний Банком России об устранении нарушений законодательства и тем самым совершаете действия по выводу активов.

Если же рассмотреть ситуацию личного банкротства гражданина, то снятие денежных средств со счетов в целях недопущения обращения взыскания на них, например, на стадии исполнительного производства (до возбуждения дела о банкротстве), может быть расценено как недобросовестное поведение, направленное на уклонение от удовлетворения требований кредиторов, и намеренное сокрытие имущества. 

Это может повлечь не только гражданско-правовые последствия в виде признания сделок недействительными, но и последствия в виде привлечения к административной (часть 1 ст. 14.13 КоАП РФ) и уголовной ответственности, если деяния причинили крупный ущерб в размере более 2 250 000 руб. (часть 1 ст. 195 УК РФ).

4. Неразумные или недобросовестные решения

Помимо привлечения лица к убыткам, вопрос о добросовестности и разумности действий лица, контролирующего должника (хозяйственное общество), может быть поставлен и в споре о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Исходя из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62, можно сделать выводы о том, чего нельзя делать, чтобы ваши действия (бездействия) не признали недобросовестными, неразумными:

  • действовать в нарушение интересов юридического лица и ставить свои интересы выше его (конфликт интересов);
  • скрывать информацию о совершенной им сделке либо предоставлять недостоверную информацию в отношении сделки;
  • не получить необходимого одобрения органов юридического лица на совершение сделки;
  • удерживать или уклоняться от передачи документов юридического лица;
  • совершить сделку на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом;
  • принимать решение без учета имеющей значение информации;
  • не проверять контрагентов перед совершением сделки и др.

5. Бездействие, когда наступило время инициировать банкротство

Пятое и шестое «табу» предупреждают риски привлечения к субсидиарной ответственности.

Действующее законодательство содержит норму, согласно которой руководитель должника обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника при наступлении следующих обстоятельств:

  • удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приведёт к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;
  • обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;
  • должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;
  • имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством;
  • соответствующими органами должника принято решение об обращении в суд с заявлением должника. 

Если руководитель должника не обратился в суд в течение месяца с даты наступления указанных обстоятельств, то такая обязанность возникает у ликвидационной комиссии (ликвидатора), участника должника и иных лиц, имеющих право на инициирование созыва заседания органа управления должника, уполномоченного на принятие решения об обращении в суд с заявлением должника.

При несовершении данных действий обязанное лицо привлекается к субсидиарной ответственности по долгам должника.

6. Сокрытие или уничтожение документации либо халатное отношение к ведению документации общества

Привлечение к субсидиарной ответственности по долгам должника также возможно, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности отсутствуют или не содержат соответствующую информацию, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Если вы являетесь руководителем должника, даже бывшим, то вы наравне с бухгалтером несете ответственность за сохранность и достоверность сведений отчетности должника. 

Не стоит игнорировать правила хранения документации и ведения отчетности юридического лица. Желательно зафиксировать в акте приема-передачи документы, которые были переданы действующему руководителю (например, генеральному директору общества) от его предшественника.

7. «Следы» в виде информации

Последнее табу для многих может прозвучать странно, но именно такие оплошности в виде «следов» в СМИ, социальных сетях, переписках с кредиторами, которым ранее доверяли, часто склоняют судейскую чашу весов в сторону оппонентов.

Например, генеральный директор продал транспортное средство, исполнил сделку по всем правилам, а на своей страничке в социальной сети его супруга оставляет фотографию, где на заднем фоне красуется проданный автомобиль.

Другой пример: гражданин во всех СМИ и переписках представляется как владелец здания, которое на самом деле принадлежит его аффилированному лицу, желающему включиться в реестр требований кредиторов по делу о банкротстве компании, принадлежащей гражданину, и заявляет требование, вытекающее из владения данным зданием.

«Следы» на банковских счетах являются наиболее частой ошибкой. 

Тщательно продумывая вывод активов, лица тратят силы на подготовку договоров, иных сопутствующих документов, но забывают, что снятие наличных денежных средств с одного счета должника и зачисление эквивалентной суммы на счет аффилированного лица, направленной далее обратно на счет должника (якобы оплатили уступку) так или иначе позволит доказать мнимость такой сделки. Здесь не стоило торопиться, поскольку между банковскими операциями должно было пройти достаточное количество времени (желательно месяцы), чтобы их невозможно было связать друг с другом.

Вывод

Приведенные запреты, безусловно, не являются гарантией того, что руководители и бенефициары хозяйственных обществ не будут привлечены к субсидиарной ответственности или к возмещению убытков в случае банкротства компании. Но обозначенные в настоящей публикации действия — это некие «сигналы», которые позволят ответственному лицу распознать риск неблагоприятных последствий как для компании, так и для себя лично. А это, в свою очередь, является поводом для привлечения специалиста в сфере банкротства, который даст оценку планируемым действиям, спрогнозирует их влияние на предстоящую процедуру, предупредит их возможные негативные последствия.

 



18.06.2021

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook