«Дженсер» стал жертвой монополиста

«Дженсер» стал жертвой монополиста

«Дженсер» стал жертвой монополиста
Созданная в 1991 году компания «Дженсер» долгое время успешно справлялась со своими обязанностями, являясь официальным дилером автомобильных марок BMW, Nissan, Datsun, Infiniti, Chevrolet, Renault и многих других. Но в 2018 году, спустя почти 30 лет деятельности, оказалась на грани банкротства. И тут назревает вопрос: почему кредиторы отвернулись от вроде бы успешной организации и не замешаны ли в этой подозрительной истории третьи лица?

Завязка 

В марте 2018 года пресса заговорила об уходе автопроизводителей из «Дженсер» — один за другим концерн покинули Ford, Datsun, Renault, Audi, да и все остальные бренды. Дело в том, что в тот момент поползли слухи о грядущем банкротстве, а мировые корпорации не хотели иметь ничего общего с потенциальным должником. Но вообще серьезные проблемы стартовали несколько раньше, в 2017 году, когда дилер начал закрывать автосалоны, появились первые разногласия с поставщиками. Виной тому был огромный долг компании — «Дженсер» имел обязательства на несколько миллиардов рублей.

Однако в том же 2017 году основной кредитор организации, «Сбербанк» (6,66 млрд рублей), решил пойти навстречу и объявил реструктуризацию долга до 2024 года. В сделке также приняли участие «ВТБ» (1,15 млрд рублей), «Связь-банк» (3,78 млрд рублей), «Союз» (812 млн рублей), «МКБ» (1,76 млрд рублей) и «Российский капитал» (702,5 млн рублей). В результате «Сбербанк» получил часть акций «Дженсера», постепенно утверждаясь в своих правах на компанию.

Согласно «официальной» версии предпосылки к банкротству начались и того раньше, в 2013 году, во времена падения автомобильного рынка. Вину перекладывают и на General Motors, бессовестно покинувшим Россию — на «Дженсер» приходилась пятая часть продаж автомобилей концерна, из-за чего компании пришлось перестраивать свою политику. Кстати, незадолго до «Дженсера» обанкротился еще один автодилер — компания «Независимость», ставшая частью одного крупного и крайне агрессивного игрока. Так может и «Дженсер» ожидает та же участь?

Снежный ком

21 марта 2018 года банк «Российский капитал» обратился в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании «Дженсера» банкротом. В скором времени к ходатайству присоединились и другие банки, за исключением самого «Сбера». При этом в профессиональном сообществе поползли слухи, согласно которым у основного кредитора были свои планы — объединить активы «Дженсер» с автодилером «Рольф» и получить долю в совместной компании. Но на самом деле у «Рольфа» тоже не все гладко, дилер погряз в кредитах суммарные обязательства по которым оцениваются в более чем 90 млрд рублей (основная доля долга опять же приходится на «Сбер»). Если организация не сможет обслуживать свои кредиты, то и ей грозит банкротство. 

И еще один вопрос — почему банки, вроде как решившие сохранить «Дженсер» и принявшие участие в реструктуризации долга, вдруг нарушили договоренности и набросились на автодилера, требуя его банкротства? И кто от всего этого выигрывает?

Хищник

Здесь мы вспомним об ушедшей на дно незадолго до «Дженсера» компании «Независимость» — ее поглотил автодилер «Авилон». О нем и поговорим. 

«Авилон» Александра Варшавского и Камо Авагумяна активизировал скупку активов при банкротстве «Независимости». Но! Если все автодилеры тонут в долгах, не оправившись от тяжелого кризиса, то откуда же деньги у «Авилона»? Ответ прост — госконтракты. 

Главный заказчик автомобилей дилера — ФСО России. Также компания поставляет транспортные средства в МВД, ФГБУ и Минобороне, причем в заказах фигурируют цифры от нескольких сотен миллионов до нескольких миллиардов рублей. 

Каким образом «Авилон» смог выйти на столь высокий уровень доверия предположить не сложно — здесь все решают связи. Авагумяну приписывают дружбу со многими видными чиновниками, этот факт подтверждает и семейное «везение» на госконтракты. К примеру, его сын Карен, являющийся учредителем ООО «Профцентр Специалист», в 2018 году выиграл тендер на размещение рекламы в московском метро с возможностью получения 25% доходов от предприятия. Карена Авагумяна также называют королем подмосковных маршруток — компания «Ранд-Транс» успела получить несколько миллиардов субсидий от местного правительства. Но насчет принадлежности Авагумяна к этому бизнему мы не будем бить себя в грудь, поскольку учредителями являются доверенные лица.

Но вернемся к «Дженсеру». Получается, что раз у «Авилона» есть финансовые возможности и предпосылки к поглощению менее удачливых компаний, то не стал ли «Дженсер» жертвой заговора банков и «Авилона»? Тем более, что последний открыто интересовался активами «Дженсера», а точнее его дилерскими центрами. «Авилон» активно наращивает бизнес, делая акцент на премиальных брендах, а такие в пакете «Дженсера» как раз есть. К слову, на очереди в отряд банкротов может быть тот самый «Рольф», о кредитах которого банки могут вспомнить в любой момент. А если компания Варшавского и Авагумяна и дальше будет подгибать под себя менее обеспеченных госконтрактами конкурентов, не обернется ли все это дело монополией на авторынке?

Что до судьбы «Дженсера», то на данный момент в отношении него введена процедура наблюдения. Из материалов дела от 23 июля 2019 года следует, что восстановление платежеспособности должника невозможно, «Дженсер» вошел в процедуру конкурсного производства, которая продлится шесть месяцев. Никакие банки спасать его явно не намереваются. 




12.08.2019

Возврат к списку