Дмитрий Потапенко: «Девальвацию в Белоруссии предотвратить невозможно»

Дмитрий Потапенко: «Девальвацию в Белоруссии предотвратить невозможно»

Дмитрий Потапенко: «Девальвацию в Белоруссии предотвратить невозможно»

Анна Горчакова (Воронина) подготовила для «Русбанкрота» остро-социальное интервью с Дмитрием Потапенко, российским предпринимателем, экономистом и управляющим партнером компании Management Development Group Inc. Разговор шел о Беларуси, протестах, изымании вкладов и о том, что ждет наше государство в будущем.

Дмитрий, хочу поговорить о Белоруссии. В своем последнем ролике на YouTube вы говорили о грядущей девальвации белорусского рубля из-за решений действующего президента Александра Лукашенко. О каких решениях идет речь? И можно ли будет предотвратить этот процесс, если в ближайший месяц к власти придет оппозиция во главе с Тихановской?

Дмитрий Потапенко: Грядущая (очередная) девальвация белорусского рубля связана с тем, что за 25 лет не было построено никакой альтернативной экономики, не подвязанной на России.

Можно ли предотвратить девальвацию, если власть поменяется? Нет, невозможно. Дело в том, что все это время экономику убивали, все предприятия в стране производят в минус. Лукашенко умудрился сделать из денег не просто воздух, а сделать минус. Поэтому и оппозиции, и даже самому Лукашенко придется разбираться с этой девальвацией. Другое дело, что по моим оценкам у оппозиции существенно больше шансов на поддержку населения, которому придется затянуть пояса.

На своем канале вы говорили: «Сентябрь – старт банкротств предприятий и физических лиц». Это высказывание относится к возможной второй волне коронавируса в сентябре или к тому, что предприниматели не смогли выплыть в первые месяцы после пандемии?

Дмитрий Потапенко: Ключевым фактором будет не возможная вторая волна, а то, что никто из компаний не переработал свою бизнес-модель. Предприниматели стараются продавать все те же старые товары и услуги, которые они продавали ранее все тем же старым клиентам, а клиенты очень сильно поменялись.

Они потеряли две вещи: уверенность в завтрашнем дне и доходы, а компании это проигнорировали.

В том, что переломный момент пришелся именно на сентябрь, виноваты несколько причин.

  1. Как раз в сентябре истекает срок моратория на банкротство.
  2. Сентябрь означает начало деловой активности, которая должна была уже быть продемонстрирована, но ее не видно.
  3. Объем накопленных долгов физических и юридических лиц.
  4. Необходимость возврата тех самых 300 млрд «помощи».

Во время вашего разговора с Яном Артом вы говорили о том, что период банкротства – это этап адаптационной экономической модели. Что тогда будет в конце февраля, когда, по вашим словам, этот период закончится? Чего нам ожидать?

Дмитрий Потапенко: В конце февраля закончится этап очищения рынка. После этого еще 8 месяцев, то есть до следующего сентября, уйдет на восстановление «организма» после такой сильной клизмы. Будет некая слабость. Экономика претерпит сильные изменения. Есть шанс, что к следующему сентябрю, бизнес уже адаптируется и поймет, что же и в какой последовательности делать.

Дмитрий Потапенко 2.jpg

Также на канале вы говорили о следующей тенденции: изымании валютных вкладов, средства с которых идут не в новые вложения, а в погашение ежедневных потребностей. Существует ли какой-то вариант действий со стороны власти, чтоб эту тенденцию приостановить?

Дмитрий Потапенко: Изымание валютных вкладов – это один из тех элементов, который меня очень сильно тревожит. Именно из-за того, что вклады уходят на погашение ежедневных потребностей. Но когда мы говорим о действии властей, тут ключевой вопрос: а зачем им собственно останавливать эту тенденцию? На мой взгляд, их все в данном контексте устраивает. Бегут валютные вклады? Ну и что?

Да, технически, конечно существую такие меры, которые могли бы приостановить бегство не только валютных, но и в принципе вкладов. Но для этого нужно снизить расходы наших сограждан, а вот этого я пока не наблюдаю. Поэтому здесь для начала нужно, чтобы начались какие-то тенденции по снижению расходов.

Начать нужно с классики: у тех, кто зарабатывает меньше минимального прожиточного минимума, должны быть нулевые налоги.

Это была бы огромная поддержка. Но почему ее не предпринимают? Потому что изъятие денег из регионов, а потом возвращение этих самых денег регионам за каким-то «+» или «-»  – это единственная форма управления российским государством, что очень сильно тревожит.

Еще некий диссонанс возник от просмотра вашего отдельного ролика и следом вашего ролика с Яном Артом. В своем вы говорите об изымании валютных вкладов, а Ян Арт в начале своего видео, перед вашим появлением, говорит о том, что вкладываться нужно в доллар. Нужно вкладываться в валюту, если есть возможность, или не нужно? Что делать обычному человеку на данный момент?

Дмитрий Потапенко: Ян говорит в целом о вкладывании. Если у вас есть деньги, то вкладывайтесь в доллар. Но другое дело, что, когда мы задаем вопрос, что делать обычному человеку, то надо понимать, что у него сейчас нет инвестиционного ресурса. Так что тут нет никакого диссонанса. Мы с Яном очень четко совпадаем. Он говорит о свободных средствах и что с ними делать, а я говорю о том, что люди, которые изымают вклады – изымают последние деньги.

Как политическая обстановка повлияет на экономическую? Речь не только о Белоруссии и отравлении Навального, но и о митингах в защиту Куштау и протестных движениях в Хабаровске.

Дмитрий Потапенко: Все, что касается Куштау и протестных движений, как в Хабаровске, так и в других местах: во-первых, это выльется в 13-ое число. 13 числа у нас потенциально уже есть порядка 5 регионов, которые говорят о протестном голосовании. Но ключевым вопросом именно в экономике будет вливание денег. Чем больше протестов и вот таких движений, тем больше будет происходить разобщенность по регионам. А разобщенность по регионам придется заливать деньгами.

Дмитрий Потапенко 3.jpg

На своем канале вы записывали видео на этот счет, но все же: как изменились национальные проекты из-за происходящего в мире?

Дмитрий Потапенко: К сожалению, национальные проекты не привязаны к тому, чтобы человечеству или россиянам стало лучше. Я бы вообще назвал эти проекты клановыми. Это было бы наиболее правильно.

И напоследок вопрос не из легких: когда можно ожидать выход из коронавирусного кризиса и в принципе улучшение экономической ситуации в России?

Дмитрий Потапенко: Ну именно из коронавирусной истории мы выйдем, как и прогнозировалось изначально, к весне, когда будет готова реальная вакцина. Потому что регистрация каких-то вакцин, принудительная вакцинация, которая сейчас происходит, не добавляет счастья организму. Вакцины, которые не прошли клинические исследования и исследования на массах, ни одна цивилизованная страна не регистрирует. И заметьте, ни одна страна не закупает у нас эти вакцины, кроме Белоруссии, которая первая будет экспериментировать на своих людях.

Что касается улучшения экономической ситуации, то оно возможно только при изменении политики.
Нужно менять принципы взаимоотношений между субъектами – сейчас они носят феодально-клановый характер. Однако не стоит рассчитывать, что это изменится в ближайшее десятилетие.


15.09.2020

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook