Сергей Бородин: «Мораторий на банкротство даст отсрочку, а не прощение долгов»

Сергей Бородин: «Мораторий на банкротство даст отсрочку, а не прощение долгов»

Сергей Бородин: «Мораторий на банкротство даст отсрочку, а не прощение долгов»
В последнее время в сфере банкротства больше вопросов, чем ответов – кризис, угроза массовых разорений, спорные законопроекты. Чтобы немного прояснить ситуацию редакция «Русбанкрота» пообщалась с управляющим партнером адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергеем Бородиным. Он прокомментировал актуальные инициативы и дал свою оценку нынешней ситуации в плане банкротств в России и мире.

В последнее время депутаты часто поднимают вопрос ужесточения наказания за преднамеренное банкротство. Как вы оцениваете проблемность этой сферы, и какие меры, на ваш взгляд, нужно предпринять?

С.Б.: Банкротство – это единственный законный способ освободиться от долгов, однако освобождение не должно проходить во вред добросовестным кредиторам. Одной из актуальных сегодня проблем является попытка должников всеми способами избежать возврата долгов: происходит вывод активов, попытки инициировать управляемые банкротства, переоформление собственного имущества на родственников или друзей. Банкротство также может использоваться как способ реструктуризации бизнеса – выкупить имущество банкрота по заниженной цене, а все долги списать.

В основном к ответственности привлекаются руководители компаний. Однако по данным МВД за 2018-2019 года за преднамеренное и фиктивное банкротство к ответственности удалось привлечь всего около 80 человек

Одной из основных проблем здесь является трудность в установлении и доказывании всех обстоятельств преступления, а также виновности лиц. При этом в министерстве подчеркивают, что зачастую преднамеренное банкротство может быть квалифицировано иначе, например как мошенничество или присвоение и растрата. 

Возможно, более эффективными мерами, направленными на защиту интересов кредиторов, было бы не просто ужесточение наказания, но усовершенствование механизмов по предотвращению банкротства, создание более эффективных способов контроля кредиторами действий  должника. Обычно в банкротстве всем денег не хватает. Выходом могло бы быть подконтрольное переформатирование деятельности должника с целью сохранения работы предприятия и возможности зарабатывать деньги, за счет которых и будут погашаться долги. 


12 марта был опубликован законопроект, касающийся деятельности арбитражный управляющих. Многие представители сферы посчитали, что меры в нем довольно жесткие и несправедливые, что вы думаете на этот счет?

С.Б.: Арбитражные управляющие действительно находятся в незавидном положении. Их профессиональная деятельность под постоянным надзором и контролем не только со стороны управления Росреестра, но и со стороны саморегулируемых организаций, членами которых управляющие являются в обязательном порядке, а также лиц, участвующих в деле о банкротстве и суда.

Практически любое нарушение, даже не повлекшее причинение убытков, может являться основанием для привлечения управляющих к ответственности вплоть до дисквалификации и лишения на определенный срок права работать.  При таких условиях управляющий часто вынужден действовать, прежде всего, исходя из обеспечения своей безопасности, что не всегда хорошо отражается на интересах кредиторов и должника.

Предлагаемый законопроект вряд ли можно назвать лояльным по отношению к управляющим, их деятельность вновь будет усложнена. Так, например, управляющий может быть дисквалифицирован не только в результате допущенных им нарушений, но и в результате ликвидации саморегулируемой организации, в которой он состоит.

Кроме того, предлагается пересмотреть принцип назначения управляющих, что может повлечь непрогнозируемость результатов работы по каждой конкретной процедуре. 

Управляющие будут назначаться случайным образом на основе личного рейтинга, а их вознаграждение будет пересмотрено в сторону фиксированного. Причем выплачиваться оно будет не ежемесячно, как это происходит сейчас, а только после завершения процедуры.   

При таких обстоятельствах риски управляющих существенно возрастают, а размер получаемого вознаграждения, которое и без того нельзя назвать высоким, может уменьшиться. Это приведет к усилению зависимости управляющих от «заказчиков» в делах о банкротстве.  


Ожидать ли России массовых банкротств в связи с падением рубля и коронавирусом? Какие сферы пострадают прежде всего?

С.Б.: Количество банкротств, особенно граждан, в последние годы растет. Среди причин выделяют и высокий уровень закредитованности, и необходимость работы в достаточно трудных экономических условиях. При этом около 70% компаний к банкротству подходят пустыми, т.е. без имущества или иных активов. 

2020 год не станет исключением – количество банкротств не пойдет на убыль. Пожалуй, в текущей ситуации будут затронуты все отрасли экономики. 

Достаточно трудно придется сфере услуг и продаж – люди стараются меньше перемещаться, не посещать фитнес-центры, крупные магазины, перестают планировать дальние поездки.

Все это может привести к увеличению количества случаев несостоятельности, но многие предприниматели планируют антикризисные меры, поэтому тотального падения бизнеса в банкротство мы не ожидаем.

При каких условиях туризм, авиакомпании и гостиницы выйдут из ситуации с минимальными потерями и смогут избежать банкротств?

С.Б.: В настоящее время рассматривается законопроект, который позволит в сложных обстоятельствах, в том числе связанных с эпидемией или существенным изменением курса национальной валюты, вводить мораторий на признание предприятий банкротами. Предполагается, что такая мера будет направлена на сохранение возможности «заморозить» свою деятельность или попытаться адаптировать под изменившиеся рыночные условия, без риска быть признанным банкротом по заявлению кредиторов. Однако надо понимать, что таким образом может быть предоставлена только своеобразная отсрочка, речи о прощении долгов не идет. Поэтому, возможно, ключевым игрокам рынка может потребоваться и более существенная господдержка.

Сейчас многие компании (например, ZARA) начали временно закрываться. Не перерастет ли временное в постоянное?

С.Б.: Думаю, что крупнейшие, в том числе международные компании, этот кризис переживут. Все же у них есть поддержка иностранных рынков и при улучшении экономической ситуации закрытые подразделения смогут возобновить свою работу. Однако даже им придется адаптироваться под меняющуюся ситуацию, чтобы не потерять свой сегмент. Тот же «Ашан» планирует внедрить новые сервисы для покупателей, развивать онлайн-продажи. 


Как вы оцениваете перспективы на 2020 год по части банкротств в России и мире, выйдет ли хоть кто-то сухим из воды?

С.Б.: Сухим – вряд ли, статистика увеличения процедур банкротства неумолима. А вот кто удержится на плаву – другой вопрос. Россия уже прошла не один кризис, и каждый раз это приводило как к новым падениям рынка, так и к поискам новых возможностей, из которых вырастал успешный бизнес. 

Да, новых банкротств не избежать, ни у нас, ни на мировом рынке. Но кто-то приходит к банкротству неоднократно за свою карьеру – бизнес того же Дональда Трампа терпел банкротство несколько раз. 

Поэтому от 2020 года мы ожидаем, в том числе и в области банкротств, продуктивной работы, направленной на сохранение активов и поиск возможностей выхода из кризисной ситуации.



25.03.2020

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook