Реформа законодательства о банкротстве: что ожидает бизнес

Реформа законодательства о банкротстве: что ожидает бизнес

Реформа законодательства о банкротстве: что ожидает бизнес

Руководитель практики «Банкротство» юридической компании «Кучерена Групп» Анастасия Пылаева подготовила для «Русбанкрота» подробный материал о нашумевшем законопроекте, который введет новые правила игры в банкротное законодательство.

После марта 2020 года мир уже не станем прежним: в условиях пандемии и нестабильной экономической ситуации новой волны банкротств, увы, не избежать. На сайте Правительства РФ для публичных обсуждений опубликован текст проекта изменений в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Посмотрим, каких кардинальных изменений стоит ждать и к чему готовиться бизнесу.

Новые цели законодательства о банкротстве

Действующая редакция не содержит целей законодательства о несостоятельности. Предполагалось, что главной целью является максимально возможное удовлетворение требований кредиторов должников, основанное на принципе соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов. Однако многочисленные «схемы» и нарушения в ходе процедур (злоупотребления со стороны должников, кредиторов, арбитражных управляющих и крайне низкая эффективность процедур по восстановлению платежеспособности), побудили чиновников четко сформировать цели банкротного законодательства и даже изменить название закона на ФЗ «О реструктуризации и банкротстве».

Итак, предполагается, что целями законодательства о реструктуризации и банкротстве должны являться: 

  • справедливое и экономически эффективное урегулирование несостоятельности в интересах всех затрагиваемых ею лиц, разрешение возникших в связи с ней конфликтов;
  • содействие предупреждению банкротства, сохранение в ситуации несостоятельности работоспособных бизнесов, рабочих мест и налогоплательщиков, защита конкуренции;
  • максимально возможное и соразмерное удовлетворение кредиторов несостоятельного должника;
  • предупреждение правонарушений в сфере несостоятельности.

Таким образом, законодатель решил поставить на первое место экономическую эффективность процедур и содействие предупреждению банкротства. В связи с чем, считаем наиболее важным для юридических лиц возможность появления новой процедуры – реструктуризации долгов.

Реструктуризация долгов

В ст. 2 проекта предлагается ввести два новых понятия: реструктуризация долгов и антикризисный управляющий.

При этом предполагается, что процедуры финансового оздоровления и внешнего управления исчезнут вовсе в силу своей неэффективности в условиях сложного экономического положения и практически полной невозможности реализации для большей части юридических лиц в РФ: в 2019 году количество реабилитационных процедур составило всего 1% от общего числа банкротств.

Действительно, на данный момент для введения финансового оздоровления должнику необходимо предоставить собранию кредиторов и в суд (помимо плана финансового оздоровления и графика погашения платежей) обеспечение исполнения обязательства в сумме, превышающей все требования кредиторов. В случае предоставления банковской гарантии и несогласия на введение финансового оздоровления со стороны собрания кредиторов, размер обеспечения должен превышать размер обязательств должника, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения первого собрания кредиторов не менее чем на двадцать процентов. 

При этом график погашения задолженности должен предусматривать начало погашения задолженности не позднее чем через месяц после вынесения арбитражным судом определения о введении финансового оздоровления и погашение требований кредиторов ежемесячно, пропорционально, равными долями в течение года с даты начала удовлетворения требований кредиторов (п. 3 ст. 75 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Таким образом, в условиях сложного экономического положения и обстоятельства непреодолимой силы в виде пандемии, должники и инвесторы просто физически не могут обеспечить соблюдение всех условий для введения финансового оздоровления и внешнего управления, тогда как для кредиторов сроки данных процедур и неочевидность их итогов также не имеют никого экономического смысла. Именно поэтому в подавляющем большинстве случаев собрание кредиторов голосует за введение конкурсного производства – меры, которая позволяет в более короткие сроки вернуть часть долгов, используя инструменты оспаривания сделок, привлечения контролирующих лиц к ответственности и реализации имущества/оставления за собой предмета залога.

Планируется замена данных процедур одной – реструктуризацией долгов юридического лица. Процедура предполагает: 

  • управление должником для восстановления платежеспособности собственными силами/ возложение полномочий руководителя на антикризисного управляющего/переход полномочий руководителя к собранию кредиторов/образование двух органов управления – установленных должником и собранием кредиторов;
  • утверждение и реализация плана реструктуризации долгов (должен быть предоставлен должников в течение 4 месяцев с даты введения процедуры и соответствовать требованиям ст. 70 Проекта).
  • срок реализации долгов не может превышать четыре года со дня утверждения его арбитражным судом, может быть продлен по решению собрания кредиторов, но не более чем еще на четыре года (ст. 83 Проекта).
Также в проекте представляется возможность сторон ходатайствовать о проведении судебного заседания о реструктуризации в закрытой форме – для обеспечения конфиденциальности сведений о финансовом состоянии должника.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод – процедура реструктуризации сегодня в стране, на наш взгляд, более жизнеспособна, чем финансовое оздоровление и внешнее управление в силу отсутствия невыполнимых требований, например, к обязательному предоставлению обеспечения. 

Но нельзя и не обратить внимание на п. 10 ст 72 Проекта: если ни один из предложенных планов реструктуризации долгов не был одобрен собранием кредиторов, антикризисный управляющий обращается в арбитражный суд с ходатайством о прекращении производства по делу о банкротстве либо о признании должника банкротом. Следовательно, если кредиторов не устаивает план, например, в силу его сроков, должники будут вынуждены так или иначе, с большой долей вероятности стать банкротами. Поэтому дополнение текста предполагаемых изменений механизмом утверждения плана реструктуризации против воли кредиторов видится необходимым для «реальной работы» процедуры реструктуризации долгов.

Изменения, касающиеся работы арбитражных управляющих

Законодатель предлагает ввести новые инструменты для обеспечения «прозрачности» процедур: 

  • государственный регистр арбитражных управляющих (ведется для осуществления процедуры случайного выбора саморегулируемых организаций или арбитражных управляющих);
  • единый государственный реестр арбитражных управляющих.

Нововведения полностью отражают смысл поручения президента о совершенствовании института банкротства. Подобные системы уже давно и успешно функционируют в ряде государств: Венгрия, Сербия и другие.

Подход, который закреплен в законе сейчас содержит множество лазеек для недобросовестных действий всех сторон процесса.  От того, кто предлагает кандидатуру арбитражного управляющего (привилегия первого заявителя) фактически во многих процедурах зависит исход процесса. Это обусловлено низкой оплатой труда арбитражных управляющих и высотой ставок в процедуре банкротства: например, субсидиарная ответственность контролирующих лиц не подлежит списанию в личном банкротстве физического лица согласно п. 6 ст. 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и часто попадет в разряд «вечных» долгов. Даже реальные «чистые» не мнимые сделки могут быть оспорены по формальным признакам в период предпочтения. Процедуры торгов также не совершенны и соблазн сохранить активы, формально не нарушив закон, велик.

Планируется, что за каждую процедуру реструктуризации и конкурсного производства арбитражный управляющий будет получать определенное количество баллов, а все должники будут разделены на несколько категорий исходя из статуса, доходов и совокупной стоимости активов по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности на 31 декабря предшествующего календарного года. В регистре будет отображаться информация о должнике и каждая СРО сможет предложить себя для представления арбитражному суду кандидатуры арбитражного управляющего для утверждения в деле о банкротстве.

Изменения должны коснуться и вознаграждения арбитражных управляющих: по-прежнему, предполагается, что оно будет состоять из фиксированной части и процентов. 

Для смещения интересов в пользу восстанавливающих платежеспособность процедур вознаграждение антикризисного управляющего предполагается установить в ежемесячном размере, превышающем размер оплаты финансового и конкурсного управляющих.

Кроме того для антикризисных управляющих предполагается установить дополнительное денежное стимулирование в виде процента от суммы прироста стоимости чистых активов должника за период с даты утверждения плана реструктуризации долов до даты окончания реструктуризации долгов (фактически с возможной прибыли должника). 

В отличие от антикризисных управляющих оплата труда финансовых и конкурсных управляющих теперь будет составлять разовую сумму вознаграждения за всю процедуру, что предположительно должно сократить сроки процедур конкурсного производства (сейчас оплата происходит ежемесячно и нередки злоупотребления со стороны арбитражных управляющих с целью затягивая процедуры и увеличения вознаграждения).

Субординация требований кредиторов

Хотелось бы отметить и еще одно существенное предполагаемое нововведение – закрепление на законодательном уровне субординации требований аффилированных с должником кредиторов.

Как предполагали многие, формировавшаяся долгие годы судебная практика о субординации должна получить закрепление в законодательстве о банкротстве. Первым шагом на пути закрепления стал Подготовленный Президиумом ВС РФ «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований, контролирующих должника и аффилированных с ним лиц» от 29.01.2020 года. И, наконец, в проекте изменений законодатель предложил:

Во–первых, Ст. 2 дополнить формулировкой: «Кредиторы, являющиеся заинтересованными лицами по отношению к должнику, не имеют права голоса на собрании кредиторов». Причем данный факт должен быть раскрыт таким лицом сразу при подаче заявления о включении требований в реестр, в обратном случае суд должен самостоятельно принят решение о наличии признаков заинтересованности. 

Во-вторых, ввести новую ст. 137.1 Субординация требований, контролирующих должника и аффилированных с ним лиц – данные требования будут удовлетворяться в пятую очередь и должны вытекать из предоставления контролирующим должника лицом финансирования в условиях появления признаков объективного банкротства и изначальной недокапитализации устава.

Данные мера также соответствует целям законодателя – предупреждение правонарушений в банкротстве и принципа соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов, дополнительно является защитной мерой независимых кредиторов.

Изучив проект, становится понятно, что законодатель решил во многом переформатировать банкротное законодательство с целью смещения вектора с «убийства» компаний на восстановление их платежеспособности. 

Несмотря на количество предполагаемых изменений, главным возможным изменением, с нашей точки зрения, в законе стоит считать предложение относительно упразднения некоторых неэффективных процедур для юридических лиц, и появление процедуры реструктуризации долга как инструмента, с помощью которого в тяжелой экономической ситуации у должника может появиться реальная альтернатива банкротству и способ сохранения бизнеса.



26.03.2020

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook