Верховный суд встал на защиту управляющих от санкций после банкротства

Верховный суд встал на защиту управляющих от санкций после банкротства

Верховный суд встал на защиту управляющих от санкций после банкротства

Проблема административной ответственности, к которой привлекаются арбитражные управляющие за нарушение каких-либо формальностей при банкротстве, остается злободневной. Но когда санкции обрушиваются на головы управляющих уже после того, как банкротство завершено, дело может доходить до абсурдных решений. В одной из таких ситуаций пришлось разбираться Верховному суду, опубликовав 15 декабря вердикт.


Речь в нем шла о конкурсном управляющем в процессе по делу фирмы «Таймырстроймонтаж». Компания вышла из банкротства в марте 2020 года в связи с отказом единственного кредитора от финансовых претензий. Однако дело на этом не закончилось. Через полмесяца Булдакова решила провести собрание кредиторов, допустив к участию в нем кредитора, не внесенного ранее в реестр.

То, что Булдакова явно превысила свои полномочия, не составляло секрета для большинства юристов. 

Проводить собрания кредиторов после того, как все закончилось, а дело можно было считать закрытым, неправильно. Однако контролирующий орган (Росреестр) решил, что Булдакова заслуживает административных санкций по статье 14.13 КоАП.

В итоге три судебные инстанции посчитали, что при банкротстве управляющая пошла на «неправомерные действия». Учитывая, что для Булдаковой нарушение было за год уже не первым, ее подвергли дисквалификации сроком на полгода. Именно жалобу управляющей и предстояло рассматривать экономколлегии ВС РФ 8 декабря, отменив решение всех предыдущих инстанций.

Верховному суду пришлось публично объяснять всем заинтересованным сторонам, что между общим статусом арбитражного управляющего (занесенного в реестр и теоретически способного выполнять обязанности) и его полномочиями в конкретном деле о банкротстве есть большая разница. 

Наказывать по статье 14.13 КоАП можно только того, кто нарушает закон, действуя в рамках конкретной процедуры. В ситуации, когда процесс закончился (вне процедуры) применять наказание нельзя.

Эксперты отмечают, что такой вердикт ВС не означает, что управляющий после завершения банкротства становится неуязвим для наказания. Ряд обязанностей по делу за ним в этом случае остается. В частности, нужно провести общее собрание учредителей, чтобы в компании был назначен директор, обнародовать отчет в ЕФРСБ.

В деле Булдаковой о невыполнении этих обязанностей речи не шло, то есть ее дисквалификация была незаконной. Изменит ли нынешнее решение Верховного суда практику формального составления протоколов сотрудниками Росреестра – большой вопрос. Тем более, что вероятность привлечения управляющих к ответственности за любой проступок, пусть даже не повлекший каких-либо последствий для участников процесса, на сегодняшний день сохраняется.




20.12.2021

Возврат к списку



Поделиться в соцсетях:




Комментарии Facebook