«ТААТТА»: кто украл миллиарды?

«ТААТТА»: кто украл миллиарды?

«ТААТТА»: кто украл миллиарды?
Фиктивные лица, кража тонны наличных денег, переливы бриллиантов и острые умы настоящих маэстро авантюрных финансовых схем — нет, это не анонс очередного голливудского блокбастера. Это реальная история простого якутского банка, занимавшего 220-е место в российской банковской системе. 5 июля 2018 года Центробанк отозвал у него лицензию, но бесславная кончина — это не про «ТААТТА». Он ушел с оркестром.

Сомнительное предприятие

Начнем с причин отзыва лицензии. Официально было объявлено о низком качестве активов банка, также ЦБ заявил, что руководство «ТААТТА» вело себя недобросовестно, подразумевая под этой фразой вывод активов на 4,2 млрд рублей. А еще в банке искусственно поддерживали размер капитала и привлекали средства населения (причем под максимальные ставки), несмотря на запрет ЦБ.

Но вернемся немного назад. «ТААТТА» был образован довольно давно, в 1990 году. Кстати, это не аббревиатура, а сокращенное название Таттинского района в Якутии, откуда были родом основатели. Вот только банк перестал быть якутским в 2012 году, когда контрольный пакет акций выкупил круг бизнесменов во главе с Игорем Стерниным.

Где-то четыре года все было тихо, но в 2017-м началась по-настоящему мутная деятельность — акционеры менялись с какой-то невероятной скоростью, да еще и замелькали сделки с довольно сомнительным экономическим содержанием. Ко всем бедам «ТААТТА» стоит прибавить еще и тот факт, что он попал под санкции США за работу в Крыму после 2014 года. Кстати о Крыме, 70% банков, пришедших в регион, впоследствии лишились лицензии. Дело в том, что туда практически не шли компании, у которых было все в порядке, а деятельность на проблемном полуострове давала поблажки от ЦБ. Выходит, махинации в «ТААТТА» начались гораздо раньше. Забавно, что сам Стернин назвал приход в Крым чуть ли не святой миссией компании, ведь «с земли Херсонеса пришло христианство на Руси». Жаль только дальнейшие действия банка выглядели как-то не по-божески. 

И еще один важный момент: в мае 2018 года, незадолго до отзыва лицензии, «ТААТТА» начал предлагать открывать вклады через свой виртуальный банк IQBank24. Более того, предложение звучало крайне выгодно, аж 7,2-7,5% годовых, что являлось лучшим вариантом на рынке и привлекло массу вкладчиков. Однако это никак не отразилось в отчетности банка, а на форумах пользователи начали жаловаться, что им не был предоставлен договор, а только лишь заявление об открытии вклада и справка о состоянии счета. 

У руля

В 2017 году основной акционер «ТААТТА» Игорь Стернин, с пакетом 50,33%, продал свои акции. Основная доля была перераспределена между Андреем Кобзоном и Ириной Фатиной, менее 1% перешло миноритариям. Но если быть честными, Стернин из акционеров никуда не делся, потому как 9,5% «ТААТТА» принадлежали ООО «БестТехноЛизинг», в котором бизнесмену досталась доля в 78,946%. Кстати, Кобзон совсем недолго пробыл основным акционером, уже через пару месяцев стартовала череда других имен.

Но вернемся к личности Игоря Стернина, потому как личность эта весьма интересная — профессор, доктор экономических наук и бывший акционер «ТААТТА» и «Кедра». О «Кедре» стоит рассказать чуть подробнее, чтобы объяснить некоторое дежавю в деле «ТААТТА». 

ПАО Коммерческий банк «Кедр» был основан в 1991 году в Красноярске, Стернин являлся учредителем и владел пакетом в 25%. В 2012 году он продал свою долю, а вскоре акционеры стали меняться один за другим (ничего не напоминает?) — на смену новым приходили еще более новые. Все эти процессы протекали довольно странно и второпях, чередуясь с многомиллионными хищениями из банка. Вскоре ЦБ объявил о нерентабельности «Кедра» и объявил санацию. 

Как только Стернин скинул акции «Кедра», он приобрел долю в «ТААТТА». Интересно, что в случае с новым банком бизнесмен действовал точно также — продал свою долю незадолго до всей заварушки, наверняка зная, к чему идет дело. 

Ограбление века

Кстати, хищение в «ТААТТА» было просто грандиозным. 19 июля 2018 года стало известно, что при инкассации пропало более тонны наличных денег, 569 млн рублей. Получается, «ТААТТА» не просто лишился лицензии, но и был полностью разграблен. «Русбанкроту» стало известно, что большая сумма денег была получена прямо из кассы инкассатором, устроенным по поддельным документам — после инцидента он пропал, а по факту было заведено уголовное дело. Но кому под силу было провернуть такую кражу? 

Здесь надо отметить анонимные сообщения бывших сотрудников «ТААТТА». Они полагают, что тот самый инкассатор был трудоустроен руководством, находившимся у руля много лет назад. Кто бы это мог быть?

Это обстоятельство объясняет еще и тот факт, что новые собственники, вникая в суть дела, сразу продавали свои доли, не желая быть причастными к темной схеме. Все это похоже на игру в «горячую картошку» — дети быстро кидают друг другу мяч, но в чьих руках ведущий скажет «стоп», тот и проиграл. В один прекрасный момент ЦБ сказал «стоп», но это еще не значит, что мяч оказался в руках истинно виновного.

Дружная компания

Отметим, что в «ТААТТА» засветился и другой бывший акционер «Кедра», Михаил Баранов, который вместе со Стерниным пришел завоевывать новый банк. После того, как он по примеру своего коллеги «слил» долю, Баранов занялся следующим банком — купил акции кемеровского «Кемсоцинбанка». Угадайте, какая его ждала судьба? Правильно, в конце мая 2019 года ЦБ лишил его лицензии за темные делишки. Выходит, что в череде лопающихся банков фигурируют одни и те же люди. Совпадение?

Личность Михаила Баранова стоит раскрыть чуть подробнее. Он являлся акционером «ТААТТА» вместе со своим отцом, Александром Барановым, на двоих приходилась доля 16,74%. Кстати, Баранов-отец наряду со Стерниным был учредителем «Кедра», а значит перед нами не тандем, а уже как минимум трио разорителей банков. На счету Александра Баранова целых восемь организаций, прекративших свое существование — в основном строительные фирмы, но среди них есть и банк, обанкротившийся по старой схеме, ООО КБ «Ярбанк» (прекратил существование в 2010 году). Вполне логично, что в перечне учредителей «Ярбанка» мы нашли и Михаила Баранова, незаменимого компаньона. Помимо банковской деятельности он, по примеру отца, занимался различными строительными организациями — на его счету шесть обанкротившихся организаций. 

Что до товарища Стернина, то его биография в официальном реестре менее внушительна — всего-то уже известные нам «Кедр» и «ТААТТА». Но давайте не забывать, Игорь Стернин все-таки доктор экономических наук, ему привычнее роль серого кардинала с чистыми руками, а не исполнителя, засветившегося во всех возможных структурах. Собственно, на данный момент Стернин позиционирует себя как простой профессор. Он является учредителем лишь одной действующей организации под прозаичным названием «Профессорское собрание Красноярского края».

Кедровый след

А мы снова вернемся к банку «Кедр» и обратим внимание на еще одного занятного акционера — Алексея Алякина. Бизнесмен известен расхищением банка «Пушкино», но помимо этого он успел стать владельцем целого букета кредитных организаций: «МАСТ-банка», «Юникорбанка», «Интеркапитал-банка», банков «Окский», «АБ-финанс» и (барабанная дробь) «Кедра». Известно, что активы он приобретал с приличным дисконтом, можно сказать по дешевке, но интересно здесь другое. 

По логике вещей, получив контроль над группой банков, Алякин должен был объединить их для увеличения капитализации и развития бизнеса, но он этого не сделал. Напротив, приобретенные банки покатились в пропасть. О чем это говорит? Да о том, что они изначально покупались под форсированную аккумуляцию средств вкладчиков, вывод капиталов и последующее банкротство. Именно топ-менеджеры Алякина приобрели у Игоря Стернина его долю в «Кедре», свои акции «слил» ему и Михаил Баранов. Отметим, что Стернин и Баранов, как люди, свободно плавающие в экономической среде, просто не могли не знать, чем промышляет Алякин и для чего он скупает крупные доли в мелких банках. Получается, что разорение «Кедра» произошло с негласного согласия как Стернина, так и Баранова. А «Кедр», как мы уже выяснили, является мини-проекцией истории с банком «ТААТТА». Выходит, что и в «ТААТТА» были произведены финансовые махинации с участием уже известных нам лиц с одной лишь целью — обанкротить банк и вывести средства для личного обогащения.

Сухие и счастливые

С момента отзыва лицензии «ТААТТА» прошло уже более года. Никто не наказан, более того, наиболее мутные личности сохранили свои честные имена и продолжают деятельность, в том числе банковскую. Предприниматели и простые вкладчики не понимают, почему власти не пытаются найти и наказать виновных, вернуть потерянные деньги. 

Игорь Стернин ко всей этой истории оказался якобы непричастен — он продолжает жить в Красноярске (хотя мог бы уехать к дочке в Израиль), а значит, ему есть чем заниматься в России (впереди еще много интересных проектов и денег доверчивых вкладчиков). Что до Александра и Михаила Барановых, то они никаким образом не афишируют свои жизни, не дают интервью и вообще стараются избегать попадания своих фотографий в интернет. Так или иначе «ТААТТА» — не первое и не последнее подобное дело. Мы наверняка еще увидим эти фамилии в числе акционеров мелких банков, переходящих из рук в руки по очень сомнительной схеме.

Кстати, сейчас конкурсный управляющий «АСВ» пытается оспорить многие сделки «ТААТТА» вне зависимости от того, действительны они или нет. Тем самым причиняя существенный вред добросовестным приобретателям активов.

Комментарий эксперта

Редакция «Русбанкрота» пообщалась с юристом, хорошо знакомым с делом «ТААТТА». Эксперт пожелал остаться неизвестным.

«По большому счету главными пострадавшими здесь являются акционеры и участники гражданско-правовых отношений, вступивших в сделки незадолго до отзыва лицензии у банка. Это как физические лица, так и юридические. 

В настоящее время, если посмотреть картотеку арбитражных дел, можно сделать вывод, что «АСВ» оспаривает все сделки без разбора. Все сделки. Все, что было зафиксировано на балансе, в реестрах. Почему без разбора? Вынесенные судебные решения показывают, что оспаривание происходит по формальному признаку, т.е. если суд не будет рассматривать все объективно, пострадать могут совершенно невиновные лица, которые произвели перечисления, надлежащим образом выполнили все условия, заключили договоры и уж точно не предполагали отзыва лицензии. Динамика рассмотрения последних исков «АСВ» показывает, что их требования зачастую предъявляются необоснованно. Они направлены на то, чтобы забрать имущество в свою пользу у добросовестных приобретателей. 

Надеемся, что с учетом уже вынесенных справедливых судебных решений дальнейшее разбирательство в ходе процедуры банкротства банка «ТААТТА» будет достаточно объективным. Суд установит, была ли экономическая целесообразность заключения сделок, были ли получены средства, и на самом ли деле нарушены права банка и других кредиторов. Что касается акционеров, заявивших свои требования в деле о банкротстве, то, к сожалению, пока судьба денег, вложенных в покупку акций, и суммы дивидендов, на которые они претендуют, остаются под большим вопросом. Я предполагаю, что акционеры, к сожалению, ничего не получат».


03.09.2019

Возврат к списку